4 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Хронотерапия артериальной гипертонии

Хронотерапия артериальной гипертонии

Сердечно-сосудистые заболевания являются основной причиной смерти во всем мире [3; 6]. 9,4 миллиона ежегодных случаев смерти в мире, или 16,5% всех случаев смерти, может быть обусловлено повышенным артериальным давлением [6]. По прогнозам, к 2030 году около 23,3 миллионов человек умрет от ССЗ, главным образом от болезней сердца и инсульта [6]. По приведенным ниже статистическим данным в таблицах 1 и 2 по Российской Федерации за последние годы ССЗ занимают одно из ведущих мест по заболеваемости с тенденцией к увеличению количества больных и первое место по смертности среди всех основных причин гибели граждан РФ.

Заболеваемость населения по основным классам болезней на 2000 — 2012 гг. (зарегистрировано пациентов с диагнозом, установленным впервые в жизни) [5]

Всего, тыс. человек

болезни системы кровообращения

На 1000 человек населения

болезни системы кровообращения

Смертность по основным классам причин смерти [5]

Умершие от всех причин

от болезней системы кровообращения

На 100 000 человек населения

Умершие от всех причин

от болезней системы кровообращения

Артериальная гипертензия является основным фактором риска развития сердечно-сосудистых заболеваний и смерти, так как ее развитие происходит в основном бессимптомно. Тем не менее ее значительное влияние вызывает развитие сердечно-сосудистых заболеваний, повреждение органов-мишеней и смерть [4; 11].

Стратификация риска развития осложнений активно внедряется во все области медицины и определяет тактику ведения больных [3; 17]. Именно поэтому ежегодно врачи стремятся к поиску более индивидуального подхода лечения пациента с учетом его возрастных, конституциональных и других особенностей организма. Метод хронотерапии, позволяющий учитывать «биологические часы» больного, является одним из таких подходов, позволяющих врачу действовать с учетом потребностей организма больного, в том числе периодичности физиологических процессов и циклов, протекающих в нем [1; 17; 18].

Применение суточного мониторирования артериального давления (СМАД) в амбулаторных условиях является общепризнанным многочисленными экспертными медицинскими группами и обществами инструментом врачебной практики, особенно в области изучения артериальных гипертензий [4; 9]. Результаты его применения нашли отражение в ряде национальных руководств и рекомендаций по ведению больных с повышенным артериальным давлением (АД), а также в итоговых документах согласительных конференций, посвященных вопросам мониторирования АД [4; 9; 16; 18].

Данные СМАД позволяют сегодня проводить комплексный хронобиологический анализ АД в условиях реальной жизни пациента, по изменениям суточных колебаний АД и вариабельности судить о функционировании сложной пространственно-временной организации мультифакторной системы регуляции АД [2; 3]. Применительно к АД при этом принимается во внимание соотношение средних его значений за дневной и ночной отрезки времени. Такое соотношение называют циркадианным индексом (ЦИ). Границы ночного и дневного отрезков времени, по разным истоникам, не всегда точно совпадают, но тем не менее учет ЦИ оказался весьма полезен как для диагностики заболеваний, так и для прогноза вероятности тяжелых осложнений [2].

Имеющиеся доказательства связи между показателями суточного мониторирования артериального давления (СМАД), степенью поражения органов мишеней и факторами риска сердечно-сосудистых осложнений у пациентов c гипертонической болезнью ставят вопрос о проведении стратификации больных в зависимости от степени изменений параметров мониторирования с целью прогнозирования индивидуального риска осложнений и рационального выбора тактики лечения [2; 3]. Нарушения циркадианного ритма АД характерны для большинства больных (50-95%), страдающих заболеваниями, которые сопряжены с высокой степенью поражения органов-мишеней и высоким риском сердечно-сосудистых и цереброваскулярных осложнений [4; 6]. Ряд авторов связывают нарушения суточного ритма АД с отдельными маркерами поражения органов-мишеней (например, массой миокарда левого желудочка, снижением функции почек, индексом массы тела), а также с ближайшим и отдаленным прогнозом; особенно выражены изменения циркадианного ритма при сочетании артериальной гипертонии с метаболическими нарушениями, а также различными изменениями органов-мишеней [4; 6; 11].

Известно, что снижение ЦИ менее 1,2 отмечается при заболеваниях, связанных с вегетативной «денервацией» сердца и сопряжено с плохим прогнозом и высоким риском внезапной смерти у больных с заболеваниями сердечно-сосудистой системы [6; 12; 14].

Однако заключение о суточном профиле изменений АД и ЧСС в большинстве случаев составляется на основании мониторирования в течение одних суток. Между тем практика более длительного суточного мониторирования показала, что профиль АД не остается постоянным даже в течение нескольких следующих друг за другом дней [2; 7]. Реальные величины ночного спада и дневного (вечернего) подъема могут заметно отличаться от средних величин за условно принятые «дневной» и «ночной» отрезки [2; 7]. Поэтому выявление детального суточного профиля АД и ЧСС может доставить более детальную информацию о состоянии обследуемого [2]. Обследования пациентов, связанные с изменениями циркадных ритмов, требуют продолжительности измерения периода от 48 часов и более с целью исключения феномена Regression-to-themean [20].

Также проведенные эпидемиологические исследования, полученные с использованием СМАД, показали, что существуют гендерные различия в циркадианной ритмичности артериального давления и ЧСС [1; 6]. Как правило, у мужчин выявляются более низкие значения ЧСС и более высокое артериальное давление, чем у женщин, причем это выражено более отчетливо в отношении систолического, чем диастолического кровяного давления. Эти различия выражены в молодом возрасте и сглажены у людей старше 50 лет [6].

Проведен ряд клинических исследований с учетом хронофармакологического подхода к лечению сердечно-сосудистых заболеваний. Значительная часть исследований описана в работах многих авторов, в том числе Заславской Р.М., Ольбинской Л.И., Халберга Ф., Асланяна Н.А., Комарова Ф.И. В работах Заславской Р.М. с соавт. показано значительное число примеров терапии с применением хронотерапии в лечения ряда кардиологических заболеваний, в том числе гипертонической болезни, ишемической болезни сердца, инфаркта миокарда. Так, например, проведено комплексное хронодиагностическое обследование 27 больных гипертонической болезнью II стадии индифферентного хронотипа [1]. Больные были разделены на 3 группы, получавшие алтиазем РР однократно в течение суток в 8, 14 или 20 ч. Временную организацию сердечно-сосудистой системы изучали методом ауторитмометрии в течение 3 суток через 4-часовые интервалы, включая ночное время, перед началом и в конце курса лечения [1]. Сравнительно более быстрое достижение терапевтического эффекта при приеме алтиазема в вечернее время позволяет рекомендовать его хронотерапевтическое применение в этот временной период, что сократит курсовую дозу препарата и соответственно сроки лечения. Профессором Заславской Р.М. с соавт. проведено исследование у 42 больных гипертонической болезнью II степени 4. Больные были разделены на 2 группы: 20 пациентов (группа сравнения) получали капотен по 12,5-50 мг 3 раза в день, 22 пациента — 1 раз в день в тех же разовых дозах за 1,5-2 ч до наступления акрофазы АД. Показатели центральной гемодинамики изучены методом эхокардиографии, регионарной гемодинамики — методом реоэнцефалографии до начала и в конце лечения [1]. Хронотерапия капотеном больных гипертонической болезнью, проводимая в амбулаторных условиях, имеет явные преимущества перед общепринятым лечением: устраняет побочные реакции, обеспечивает более выраженный гипотензивный эффект при существенно меньшей курсовой дозе препарата, что обусловливает ее очевидную экономическую эффективность [13].

В проведенное исследование Днепропетровской государственной медицинской академии был включен 321 больной (188 мужчин и 133 женщины) с ГБ ІІ стадии без анамнеза инсультов, транзиторных ишемических атак, инфарктов миокарда и сердечной недостаточности [3]. Анализировали следующие показатели суточного мониторирования АД: среднее САД, ДАД, пульсовое АД (ПАД) и среднее гемодинамическое АД (АДсред) за сутки, день, ночь, вариабельность АД во время бодрствования и сна, а также степень ночного снижения АД (СНС). «Нагрузку давлением» оценивали по индексу времени (ИВ) гипертензии и индексу площади, двойному произведению (ДП) [3]. Основные параметры изменений миокардиальной структуры и функциональное состояние сердца оценивали при помощи эхокардиографического исследования, степень гипертрофии миокарда оценивали по индексу массы миокарда левого желудочка (ИММЛЖ). Результаты исследования свидетельствуют о том, что деление пациентов по равномерности распределения повышенного систолического и диастолического АД на протяжении суток позволяет учесть направление ночных изменений АД, и это особенно важно при десинхронозе циркадного ритма САД и ДАД [3]. Результаты исследования подтвердили целесообразность хронобиологического подхода к оценке тяжести течения АГ, поскольку он дает возможность оценить степень влияния «перегрузки давлением» по САД и ДАД во времени. Нарушение равномерности распределения АД негативно влияет на тяжесть течения ГБ. Каждый из вариантов неравномерного распределения оказывает свое специфическое влияние как на характер и прогрессирование степени поражения органов мишеней, так и на течение ГБ в целом [3].

Выбранный хронобиологический подход позволяет учитывать качественное направление ночных изменений САД и ДАД, что особенно важно при несовпадении циркадных ритмов. Определение варианта равномерности распределения САД и ДАД на протяжении суток не только улучшает качество индивидуальной диагностики тяжести течения АГ, но и позволяет назначить антигипертензивную терапию с учетом хронобиологических особенностей течения ГБ [3].

По всему миру уже применяется хронофармакологический подход лечения резистентной гипертонии [8; 17], однако для улучшения качества жизни пациентов, снижения риска развития сердечно-сосудистых заболеваний, предотвращения поражения органов-мишеней необходимо внедрять эту методику на начальных стадиях развития заболевания.

Рецензенты:

Торшин В.И., д.м.н., профессор, зав. кафедрой нормальной физиологии РУДН, г. Москва.

Сяткин С.П., д.б.н., профессор кафедры биохимии РУДН, г. Москва.

Хронотерапевтические аспекты применения различных лекарственных форм нифедипина у больных гипертонической болезнью

Опубликовано в журнале:
КАРДИОЛОГИЯ (KARDIOLOGIYA) »» 6, 2000 АРТЕРИАЛЬНАЯ ГИПЕРТОНИЯ

Л.И. ОЛЬБИНСКАЯ, Б.А. ХАПАЕВ
Кафедра внутренних болезней № 2 лечебного факультета и курс клинической фармакологии и фармакотерапии ФППО Московской медицинской академии им. И.М. Сеченова
* 119881 Москва, Большая Пироговская, 2/6 (Moscow Medical Academy im. l.M. Sechenova, Bolshaya Pirogovskaya, 2/6, 119881 Moscow, Russia).

Chrono-Therapeutic Aspects of the Use of Various Forms of Nifedipine in Patients With Hypertensive Disease (Essential Hypertension)

L.I. OLBINSKAYA, B.A. KHAPAEV*

В настоящее время для фармакотерапии артериальной гипертензии (АГ) используются различные лекарственные формы — с обычным и замедленным высвобождением активного вещества, различающиеся фармакокинетическими характеристиками. Однако в большинстве случаев лечение проводится без учета суточного профиля АД, хотя назначение лекарств с учетом циркадного ритма АД позволяет достичь лучших результатов в более ранние сроки и при лучшей переносимости [1-4].

При суточном мониторировании АД у больных с эссенциальной АГ выявляются различные типы суточных кривых АД [2, 5]. С одной стороны, это подтверждает тезис о патогенетическом многообразии данного заболевания, с другой — требует уточнения принципов дифференцированного выбора антигипертензивных средств с различной продолжительностью действия и определения времени их приема в зависимости от индивидуальных особенностей циркадного ритма АД.

Антагонисты кальция занимают одно из ведущих мест в лечении АГ, особенно у пожилых больных [6-8], например в Японии их получают около 3/4, всех больных, лечащихся по поводу АГ [6]. В то же время вопрос о применении короткодействующих форм антагонистов кальция продолжает дискутироваться [8-11].

Целью исследования явилось изучение особенностей влияния различных препаратов нифедипина (коринфар, фирма «Плива», Германия) при их применении в режиме хронотерапии на показатели суточного профиля АД и ЧСС у больных с мягкой и умеренной эссенциальной АГ.

Материал и методы

Под наблюдением находились 40 больных с мягкой и умеренной эссенциальной АГ, у которых в течение 2 нед до начала лечения отменялись антигипертензивные препараты. Все больные без специальной выборки были распределены на 2 группы по 20 человек в зависимости от назначаемого препарата: 1-ю группу составили больные, лечившиеся коринфаром в таблетках по 10 мг — лекарственной формой обычного высвобождения, 2-ю группу — больные, лечившиеся коринфаром-уно в ретард-таблетках по 50 мг — лекарственной формой замедленного высвобождения.

В 1-ю группу вошли 9 мужчин и 11 женщин в возрасте от 44 до 65 лет (в среднем 57,8±7,3 года) с длительностью АГ, по данным анамнеза, от 2 до 20 лет (в среднем 12,1±5;5 года). Мягкая эссенциальная АГ была у 7, умеренная — у 13 больных. Во 2-ю группу вошли 14 мужчин и 6 женщин в возрасте от 36 до 74 лет (в среднем 59,4+8,3 года) с длительностью АГ от 3 до 25 лет (в среднем 11,5±6,7 года). Мягкая эссенциальная АГ была у 5, умеренная — у 15 больных.

Суточное мониторирование АД проводилось до начала и через 12 нед непрерывной терапии. Применялся регистратор АВРМ-04 (фирма «Медитех», Венгрия) с осциллометрическим методом измерения АД. Интервалы между регистрациями составляли 15 мин в период с 7 до 23 ч и 30 мин в период с 23 до 7 ч. Анализировались стандартные показатели суточного мониторирования АД: среднее систолическое (САД), диастолическое (ДАД), пульсовое (ПАД) АД, ЧСС и их вариабельность в периоды бодрствования, сна и за 24 ч; гипер- и гипотоническая нагрузки и соответствующие индексы площади гипер- и гипотонии [3]. По степени ночного снижения (СНС) среднего АД (ДАД + 1/3 ПАД) определялся тип суточной кривой АД: диппер (СНС 10-22%), нон-диппер (СНС менее 10%) и овер-диппер (СНС более 22%).

Препараты назначались в хронорежиме с учетом данных суточного мониторирования АД. Коринфар в таблетках по 10 мг с обычным высвобождением нифедипина применялся 2-4 раза в сутки по 1-2 таблетки в зависимости от числа и выраженности пиков САД. Коринфар-уно в ретард-таблетках по 50 мг с замедленным высвобождением нифедипина больные принимали 1 раз в сутки утром или вечером в зависимости от индивидуального типа суточного профиля АД.

Эффективность и безопасность лечения оценивали по динамике средних показателей САД и ДАД, а также показателей гипертонической/гипотонической нагрузки и соответствующих индексов площади в периоды бодрствования, сна и за сутки. Целевые уровни АД составляли ниже 140/90 мм рт.ст. в период бодрствования, ниже 125/75 мм рт.ст. в период сна и ниже 135/85 мм рт.ст. за 24 ч.

Обработка данных осуществлялась с применением программы Excel 7.0 в соответствии с правилами вариационной статистики. Для сравнения использовались парный и непарный t-тесты Стьюдента. Данные представлены в виде средней и ее стандартного отклонения (М±m).

Результаты исследования

Показатели суточного мониторирования АД в разные периоды суток до и через 12 нед хронотерапии коринфаром с обычным высвобождением представлены в табл. 1.

До начала лечения показатели САД/ДАД составили 162,0±11,3/98,1±6,9 мм рт.ст. в период бодрствования, 143,9±15,1/85,2±6,7 мм рт.ст. в период сна и 156,0±11,4/93,9±11,3 мм рт.ст. за 24 ч. Вариабельность САД/ДАД в периоды бодрствования, сна и за 24 ч составила 14,8±4,4/8,9±2,1, 10,7±3,0/7,6±1,8 и 16,8±4,2/10,7±2,5 мм рт.ст. соответственно. ПАД в указанные периоды равнялось 63,8±8,5, 58,7±10,6 и 62,2±8,8 мм рт.ст., вариабельность ПАД — 9,9±3,3, 7,2±1,4 и 9,9±2,7 мм рт.ст. соответственно. ЧСС до лечения составила 72,9±7,4 в минуту в период бодрствования, 60,7±5,1 в минуту в период сна и 68,9±6,3 в минуту за сутки. До лечения в 1-й группе выявлены 11 дипперов, 7 нон-дипперов и 2 овер-диппера.

Через 12 нед хронотерапии коринфаром показатели САД/ДАД достоверно снизились в периоды бодрствования, сна и за 24 ч. Кроме того, достоверно уменьшились показатели гипертонической нагрузки и индексы площади гипертонии САД и ДАД. ПАД достоверно снизилось во все указанные периоды, составив соответственно 5б,б±6,4 мм рт.ст. (р ЧСС увеличилась во все указанные периоды и составила 77,2±7,1, б3,6±4,2 и 73,2±6,0 в минуту соответственно (во всех случаях р СНС САД, ДАД и среднего АД в целом по группе не изменилась. Через 12 нед терапии в 1-й группе выявлены 13 дипперов и 7 нон-дипперов. Двое больных, которые до лечения были овер-дипперами, стали дипперами.

Через 12 нед хронотерапии коринфаром с обычным высвобождением нормализация САД в течение периода бодрствования была достигнута у 55%, в период сна — у 50%, за сутки — у 55% больных. ДАД нормализовалось у 60% больных во все указанные периоды.

Показатели суточного мониторирования в разные периоды суток до и через 12 нед хронотерапии коринфаром-уно с замедленным высвобождением представлены в табл.2. До начала лечения показатели САД/ДАД составляли 161,2±7,3/100,0±7,7 мм рт.ст. в период бодрствования, 142,7±12,3/84,4±9,5 мм рт.ст. в период сна и 155,0±7,7/94,8±7,7 мм рт.ст. за 24 ч. Вариабельность САД/ДАД составила 14,4±2,5/8,7±2,2, 12,7±3,3/ 9,3±2,7 и 16,2±3,4/11,3±2,3 мм рт.ст. соответственно. ПАД в указанные периоды равнялось б1,2±7,3, 58,2±7,0 и 60,2±б,7 мм рт.ст., вариабельность ПАД — 9,8±2.2. 7,7±2,0 и 9,7±1,9 мм рт.ст. соответственно.

Таблица 1. Показатели суточного мониторирования АД у больных с мягкой и умеренной АГ до и через 12 нед хронотерапии коринфаром с обычным высвобождением

Примечание. Здесь и в табл. 2: САД. ДАД, ПАД — систолическое, диастолическое. пульсовое АД: ЧСС — частота сердечных сокращении; ВСАД, ВДАД, ВПАД. ВЧСС — вариабельность систолического, диастолического, пульсового АД и ЧСС; ГН САД, ГН ДАД — гипертоническая нагрузка систолическим, диастолическим АД; ПГ САД, ПГ ДАД — плошадь гипертонии САД и ДАД. * — р

ЧСС в указанные периоды составила 76,5±8,1, 64,9±8,0 и 72,6±7,8 в минуту соответственно. До лечения во 2-й группе были выявлены 11 дипперов, 8 нон-дипперов и 1 овер-диппер.

Читать еще:  Симптомы гипертензии и чем лечить

Через 12 нед хронотерапии коринфаром-уно показатели САД/ДАД достоверно уменьшились в периоды бодрствования, сна и за 24 ч, достоверно снизились также показатели гипертонической нагрузки и индексы площади гипертонии САД и ДАД. ПАД достоверно уменьшилось, составив в период бодрствования 55.9±10,2 мм рт.ст. (р В отличие от больных 1-й группы через 12 нед хронотерапии коринфаром-уно уменьшились вариабельность САД в периоды бодрствования, сна и за сутки, а также вариабельность ДАД в период сна. Другим отличием хронотерапии коринфаром-уно было отсутствие учащения ЧСС во все указанные периоды.

СНС САД. ДАД и среднего АД через 12 нед хронотерапии коринфаром-уно достоверно не изменилась, при этом были выявлены 12 дипперов, 7 нон-дипперов и 1 овер-диппер.

Через 12 нед хронотерапии коринфаром-уно нормализация САД в период бодрствования была достигнута у 60%, в период сна — у 50%, за 24 ч — у 55% больных. ДАД нормализовалось у 60% больных в период сна и у 65% — в период бодрствования и за 24 ч.

Исследование динамики АД при переходе больных в положение стоя и таких показателей суточного мониторирования АД, как гипотоническая нагрузка и индекс площади гипотонии, свидетельствовало об отсутствии ортостатической гипотонии и эпизодов чрезмерного гипотензивного действия при лечении коринфаром и коринфаром-уно.

Во время лечения коринфаром у 6 больных наблюдались побочные явления в виде головной боли и покраснения лица в течение 1-й недели приема препарата, боли в икроножных мышцах на 3-6-й неделе лечения. Однако эти явления не потребовали отмены препарата.

При лечении коринфаром-уно у 4 больных отмечены побочные явления в виде головной боли и чувства жара в первые 2 нед приема препарата, кожного зуда на 2-3-й неделе лечения, периферических отеков голеней и стоп на 9-12-й неделе лечения. При продолжении лечения выраженность одних побочных явлений уменьшалась, другие прошли самостоятельно, при этом отмены препарата не потребовалось.

Обсуждение

Современные антигипертензивные средства позволяют, оперируя различными дозами и комбинациями, добиться необходимого снижения АД у большинства больных с эссенциальной АГ [7], поэтому в последнее время больше внимания уделяется безопасности терапии, ее влиянию на сердечно-сосудистую заболеваемость и смертность, а также на показатели, которые отражают патогенетические особенности АГ или имеют важное прогностическое значение [3, 7, 12, 13]. К ним можно отнести вариабельность, СНС, скорость и величину утреннего подъема АД, ПАД, ЧСС, «двойное произведение» (ЧСС*САД), гипер- и гипотоническую нагрузку, а также показатели, отражающие стабильность антигипертензивного действия лекарств на протяжении интервала дозирования [3, 12. 13].

Представленные данные свидетельствуют о необходимости проведения антигипертензивного лечения в режиме хронотерапии на основе данных суточного мониторирования АД. Известно, что этот метод позволяет получить показатели АД, необходимые для комплексной оценки действия препаратов и проведения дифференцированной хронотерапии АГ [1-5, 12].

В нашем исследовании при применении коринфара с обычным и замедленным высвобождением было показано, что оба препарата снижают САД, ДАД и ПАД. Как известно, ПАД является важным прогностическим показателем сердечно-сосудистого риска, более значимым, чем САД или ДАД отдельно, особенно у лиц пожилого возраста [13].

Установлено, что коринфар-уно с замедленным высвобождением в отличие от коринфара с обычным высвобождением не увеличивает ЧСС в течение суток и уменьшает вариабельность САД, которая является независимым фактором риска сердечно-сосудистых осложнений [5; 12].

Так как у больных с эссенциальной АГ наблюдаются различные типы суточных кривых АД, это нужно учитывать при назначении антигипертензивных препаратов. У больных, у которых АД повышено не только днем, но и ночью во время сна, по-видимому, необходимо стремиться к созданию постоянной на протяжении суток концентрации активного вещества в плазме крови. Этого можно достичь с помощью как препаратов пролонгированного действия, обеспечивающих постоянный уровень лекарства в организме в течение 24 ч при однократном приеме, так и препаратов с обычным высвобождением, принимаемых несколько раз в сутки. Пролонгированные формы, несомненно, более удобны в применении, улучшают качество жизни больных и приверженность их к терапии. Кроме того, прием таблеток с обычным высвобождением нифедипина приводит к колебаниям концентрации препарата в плазме крови, что может вызывать рефлекторное увеличение ЧСС.

Однако существует часть больных с эссенциальной АГ, у которых в ночной период АД снижается до нормального уровня [3, 5, 12] — это овер-дипперы, доля которых увеличивается с возрастом, и часть дипперов, особенно в первые годы существования у них АГ. По нашим данным, у таких больных применение коринфара в таблетках по 10 мг с обычным высвобождением в режиме хронотерапии предотвращает чрезмерное снижение АД в ночные часы. Такой подход согласуется с мнением ведущих специалистов в области хронотерапии, которые не рекомендуют применять препараты пролонгированного действия у больных с АГ с избыточной циркадной амплитудой АД [4].

Выводы

1. Коринфар в таблетках по 10 мг в лекарственной форме обычного высвобождения у больных с мягкой и умеренной эссенциальной артериальной гипертензией через 12 нед хронотерапии в дозе 30-60 мг/сут дает антигипертензивный эффект с нормализацией систолического АД в течение периода бодрствования и за сутки в целом у 55%, в период сна у 50% больных. Нормализация диастолического АД наблюдается у 60% больных во все указанные периоды.

2. Коринфар-уно в ретард-таблетках по 50 мг, принимаемых 1 раз в сутки, в форме замедленного высвобождения у больных с мягкой и умеренной эссенциальной артериальной гипертензией через 12 нед хронотерапии дает антигипертензивный эффект с нормализацией систолического АД в период бодрствования у 60%, в период сна у 50%, за сутки в целом у 55% больных. Нормализация диастолического АД отмечается у 60% больных в период сна и у 65% — в период бодрствования и за 24 ч.

3. По данным суточного мониторирования АД, через 12 нед лечения коринфаром по 10 мг снижается систолическое, диастолическое и пульсовое АД и увеличивается ЧСС в периоды бодрствования, сна и за 24 ч.

У больных с артериальной гипертензией с чрезмерным снижением АД в ночной период (овер-дипперов) хронотерапия таблетками коринфара по 10 мг предотвращает чрезмерное снижение АД в период сна.

4. Через 12 нед непрерывной терапии коринфаром-уно по 50 мг, по данным суточного мониторирования АД, снижается систолическое, диастолическое и пульсовое АД в периоды бодрствования, сна и за 24 ч. Кроме того, в отличие от терапии коринфаром с обычным высвобождением уменьшается вариабельность систолического АД и не изменяется ЧСС в периоды бодрствования, сна и в целом за сутки.

5. Хронотерапия препаратами нифедипина (коринфар по 10 мг и коринфар-уно по 50 мг) позволяет осуществлять дифференцированное лечение артериальной гипертензии в зависимости от индивидуальных показателей суточного мониторирования АД.

Таблица 2. Показатели суточного мониторирования АД у больных с мягкой и умеренной АГ до и через 12 нед хронотерапии коринфаром-уно с замедленным высвобождением

Хронотерапия. Гипертония

Все явления в природе подчиняются общему закону периодичности. День неизменно следует за ночью, чередуются времена года, сменяются фазы луны, совершает свой круговорот вода и химические элементы. Даже жизнь звезд и галактик подчиняется определенным циклам, о которых, из-за огромной протяженности их во времени, мы можем судить лишь косвенно. Живые организмы, будучи неотъемлемой частью природы, не могут не подчиняться этому всеобщему закону цикличности. Упоминания об этом встречаются еще в работах Аристотеля. К числу первых наблюдений периодичности функций живых организмов относятся обнаружение французским астрономом де Мэраном (в 1729г.) строгой последовательности движения листьев растений, находившихся в полной темноте, и сообщение Х. Гуфеланда (Х VIII в.) о суточном колебании температуры тела. О сезонности в проявлении заболеваний применительно к человеку, еще Гиппократ писал: «Кто захочет исследовать медицинское искусство правильным образом, должен сделать следующее: прежде всего принять в рассмотрение времена года, в чем каждое из них имеет силу», так как «болезни, конечно, являются всякие при всяких временах года, но некоторые из них и скорее проявляются и наиболее обостряются только в известные времена года». Об этом же говорил и Авиценна в своем «Каноне врачебной науки», давая характеристику времен года и сезонной цикличности заболеваний. Идеи о периодичности в человеческом организме нашли яркое отражение в учении восточной медицины (и наиболее известной нам её отрасли — иглорефлексотерапии) с её представлениями о суточном периоде циркуляции в организме «жизненной энергии» и связанных с этим различных максимумах и минимумах функционирования органов и систем.

В отличие от восточной, современной традиционной медицине свойственна значительно меньшая оценка значимости биологических ритмов. Представления современного врача формируются на основе знания физиологических констант, или же лишь пределов их колебаний, без учета временной зависимости. Вместе с тем измерение физиологических показателей, проведенное в различное время, может дать совершенно различные результаты, что служит причиной неточной диагностики. В каждый момент времени организм представляет собой различную биохимическую и физиологическую сущность и терапевтическое воздействие, в зависимости от времени его нанесения, может обладать совершенно различным эффектом. Знание периодов, когда такое воздействие наиболее эффективно может дать возможность добиться желаемого результата применением меньших доз лекарственных веществ, с меньшим риском развития побочных эффектов и осложнений.

Накопленный современной наукой в этом отношении опыт, объединённый под термином «хронотерапия», позволяет рекомендовать применение её принципов в практической врачебной деятельности. О некоторых из этих принципов касательно диагностики и терапии ГБ и ИБС сказано ниже.

В обобщенном виде суточные изменения АД здоровых людей характеризуются повышением от утренних часов к послеполуденным и снижением до минимума к середине ночи. Такая зависимость обусловлена не только фотопериодичностью и уровнем активности человека, но и гормональными сдвигами. В частности, продукция ренина и ангиотензина II у здоровых людей достигает минимума в конце дневного периода и повышается до максимума в 4- 8 ч утра. У больных ГБ максимум АД сдвигается на 18-19 ч, но только весной, летом и осенью, зимой же этот максимум приходится на 14 часов — также как и у здоровых людей. В начальных стадиях ГБ значительно возрастает суточная амплитуда колебаний АД с 10 мм. рт. ст. для систолического и 5 мм. рт. ст. для диастолического, до 60-80 и 30-40 мм. рт. ст. соответственно. Вообще, суточные колебания АД, в зависимости от физической и эмоциональной нагрузки, у здоровых людей 20-60 лет достигают 24 мм. рт. ст. для систолического и 18 мм. рт. ст. для диастолического АД. Поэтому однократные измерения АД часто дают неверные результаты. В поздних стадиях ГБ и при сопутствующем атеросклеротическом поражении сосудов амплитуда колебания АД снижается и не превышает 3-5 мм. рт. ст.

У больных ГБ нарушается суточный ритм секреции гормонов и электролитов. Максимумы секреции адреналина и ДОФА смещаются к 15 часам, норадреналина и дофамина к 17-18 часам. При II стадии болезни происходит инверсия суточного ритма экскреции с мочой 17-КС и 17-ОКС. Максимум экскреции с мочой калия, натрия, магния и фосфора у этих больных приходится на вечерние и ночные часы, тогда как у здоровых людей он приходится на период 13-18 часов.

Приведенные нарушения ритма гемодинамических показателей, обмена гормонов и электролитов можно характеризовать как состояние напряжения возникающее в деятельности кардиоваскулярной системы в вечерне — ночные часы. Это способствует повышению риска развития осложнений в этот период. В частности, гипертонические кризы с максимальной частотой развиваются в интервале от 16 до 24 часов и особенно с 19 до 23 часов, а острая левожелудочковая недостаточность — от 21 до 23 часов.

У больных ИБС происходит смещение пика ЧСС и систолического АД с 17-18 часов на 15-16 часов, минутного объема сердца с 19 к 16 часам, диастолического АД с 17 к 19 часам. Таким образом, сдвиг максимумов этих гемодинамических показателей, которые у здоровых людей приходятся на одно и то же время, происходит разнонаправлено: систолического АД, минутного объема, ЧСС — в сторону дневных часов; диастолического АД — в сторону вечерних. Максимальная работоспособность сердца у больных ИБС фиксируется в 10 ч 15 минут, тогда как у здоровых — в 17 часов 45 минут. Такое рассогласование ритмов, когда в дневные часы активный организм требует повышенной работоспособности сердца, снижающейся у больных в послеполуденные часы, в ещё большей мере утяжеляет состояние миокарда.

У больных ИБС отмечаются также сдвиги суточных ритмов экстракардиальных функций. Так, нарушается ритм секреции свободных глюкокортикоидов вплоть до полной его инверсии с максимумом в 24 и минимумом в 8 часов. Смещение максимума концентрации 11-ОКС с утренних на вечерние часы обладает прогностическим значением в отношении течения инфаркта миокарда. Острый период инфаркта при этом удлиняется на 3-5 суток, повышается риск развития хронической сердечной недостаточности.

Как и при ГБ, нарушение суточных ритмов при ИБС можно характеризовать как состояние напряжения кардиоваскулярной системы в вечерние часы, что повышает риск осложнений в этот период. Этот риск в значительной степени повышается извращением суточной ритмики свертывающей системы крови. У здорового человека максимальная свертывающая способность отмечается в дневные часы и снижается ночью. У больных ИБС происходит инверсия этого ритма: существенное укорочение времени рекальцификации, протромбинового и тромбинового времени, повышение уровня фибриногена и тромбоцитов, снижение фибринолитической активности и свободного гепарина начинается с 17 и достигает пика в 22-23 часа. Приходящиеся на то же время снижение физической активности, повышение АД, а также отмеченное у больных ИБС повышение уровня холестерина, триглицеридов и общих липидов в вечерние часы, повышают опасность тромбоэмболических осложнений.

Это подтверждается и тем, что инфаркт миокарда чаще всего развивается в период 1-2 часа. Для ИМ отмечаются и два дополнительных пика — утренний (8-11часов) и вечерний (17-18 часов). Утренний пик связан, по-видимому, с ростом гормональной активности надпочечников, с повышенными требованиями к сердцу в период перехода от сна к бодрствованию, а вечерний — с утомлением больных к концу дня. Однако такая зависимость частоты развития ИМ отмечается не всегда, и во многом зависит от пола, профессии и хронотипа больных. Так, у мужчин «жаворонков» в возрасте 35-65 лет выявлены три пика развития ИМ — в 8, 21 и 1 час. Минимум вероятности приходится на 13-14 часов. У мужчин «сов» выражен только вечерний пик в 20 часов, а утренний сглажен. У пациентов недифференцированного типа имеется примерно равное распределение частоты возникновения ИМ. Для женщин «жаворонков» максимальная вероятность приходится на 8 и 18 часов, ночной же пик отсутствует. У женщин «сов» этот максимум фиксируется в 21час, а у женщин недифференцированного типа имеется достоверный подъем в 15 часов.

Вероятность развития осложнений ИМ также имеет временную зависимость. Фибрилляция желудочков наиболее вероятна в 4-10 и 17-20 часов, пароксизмальная тахиаритмия — в 15-19 часов, отек лёгких — с 19 до 3 часов, рецидив ИМ в 0-3, 15-16 и 19-21 час. Нужно сказать, что выраженность вечерне — ночной гиперлипидемии и гиперкоагуляции при развившемся инфаркте значительно выше, чем при ИБС, не осложненной ИМ. Размер очага инфаркта также имеет суточную ритмику. При его развитии от 0 до 4 часов и в 12-16 часов площадь поражения наибольшая, в 8-12 часов — очаг имеет средние размеры, а в 4-8 и 20-24 часа отмечаются наименьшие зоны некроза.

Значимость принципов хронотерапии для лечения ГБ иллюстрируют следующие исследования.

Назначение больным дихлотиазида в дозе 50-75 мг в день дает наибольший гипотензивный эффект при приеме в 14 часов, тогда как прием его в 6 часов ведет к повышению АД.

Из 120 больных ГБ II стадии по 40 больных получали монотерапию клофелином, анаприлином и допегитом. Причём часть больных лечили традиционным способом — по 1 таблетке 3 раза в день, а часть получали 50-70% суточной дозы за 1,5-2 часа до начала подъема АД, что было определено заранее, индивидуально для каждого пациента.

При хронотерапии стойкий гипотензивный и клинический эффект был достигнут в 2,5 раза быстрее с использованием меньших доз препаратов и 4-6 кратным снижением частоты осложнений и явлений передозировки.

Не менее впечатляющие результаты были получены в другом исследовании, в котором клофелин назначался в 17 часов и фуросемид в 10 часов. Стойкий эффект был достигнут на 2-3 день, сократилось время пребывания больных в стационаре, а стоимость лечения снизилась в 6 раз.

Яркий хроноэффект выявлен при назначении больным ГБ нитритов. Прием этих препаратов в ночное время в гораздо большей степени снижает ударный и минутный объём крови, тонус артерий, учащает ЧСС.

Читать еще:  Уровень эритроцитов повышен

В зависимости от времени суток по-разному эффективны у больных ГБ оксигенотерапия и бальнеологические процедуры. Кислород лучше назначать в 14-15 часов, лечебные ванны — в послеобеденное время. Иглорефлексотерапия обладает быстрым и стойким эффектом при её проведении в 11-13 часов и наименее эффективна в 13-15 часов.

При хронотерапии ИБС было отмечено, что прием изоптина в 9 часов снижает ЧСС лишь на 3.6 ударов в минуту при незначительном снижении АД, в то время как при приёме его в 15 и 20 часов ЧСС снижается на 12 ударов в минуту, оказывая в 2 раза более выраженный гипотензивный эффект.

Пожилые люди с нарушением кровообращения наиболее чувствительны к строфантину утром, а к коргликону днем и ночью.

При приступах стенокардии, развивающихся в первой половине дня, наилучший эффект дают нитриты, во второй половине — b -блокаторы, а для предупреждения вечерних и ночных приступов предпочтительнее использование антагонистов кальция.

В связи с повышением риска развития, профилактику ИМ целесообразно проводить в период 18 — 22 ч. При уже развившемся ИМ, с целью профилактики осложнений и предупреждения приступов стенокардии покоя рекомендуется дополнительное назначение антиаритмических и антиангинальных препаратов в 22 ч., а сердечных гликозидов и гипотензивных препаратов не только утром, но и в 17 — 18 ч. Приём сердечных гликозидов в первые сутки ИМ следует сдвинуть на ночь, а утром и днём назначать b -блокаторы.

Хронотерапевтический подход позволяющий добиваться эффекта меньшими дозами препаратов особо ценен в ситуациях когда развитие побочных эффектов препаратов наиболее опасно. В частности это относится к лечению сердечными гликозидами беременных женщин страдающих пороками с сердечной недостаточностью. Здесь врачу приходится вырабатывать более совершенную тактику терапии с целью снижения риска для плода и матери. Дигитоксин в дозе 0.75 мг у беременных женщин с митральным стенозом и сердечной недостаточностью наиболее эффективен при введении в 20.30. Трофические препараты (панангин, АТФ, В6) следует вводить в 6-7 и в 18-19 ч, учитывая то, что тяжёлые нарушения ритма развиваются главным образом от 8 до 12 ч и в вечернее время. Кесарево сечение при мерцательной аритмии которая способствует возникновению тромбоэмболий, особенно во время операции, рациональнее производить с 12 до 15 и с 24 до 3 ч когда риск этого вмешательства минимален.

Фармакодинамическое и фармакокинетическое обоснование хронотерапии артериальной гипертонии тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 14.01.05, кандидат медицинских наук Федорова, Елена Юрьевна

  • Специальность ВАК РФ 14.01.05
  • Количество страниц 139
  • Скачать автореферат
  • Читать автореферат

Оглавление диссертации кандидат медицинских наук Федорова, Елена Юрьевна

1. Список сокращений и условных обозначений.

3. ГЛАВА I. Обзор литературы.

1.1 Общие вопросы хронотерапии.

1.1.1 Суточные ритмы живых организмов.

1.1.2 Циркадность сердечно-сосудистой системы.

1.1.3 Циркадные изменения артериального давления.

1.1А Хронофармакология. Основные понятия. Хронотерапия артериальной гипертонии.

1.2 Использование метода суточного мониторирования артериального давлении для оценки эффективности хронотерапии артериальной гипертонии.

1.2.1 Достоинства СМАД в хронотерапии артериальной гипертонии.

1.2.2 Потенциальные ограничения СМАД в хронотерапии артериальной гипертонии.

1.2.3 Основные показатели СМАД как критерии оценки эффективности антигипертензивной терапии. а) Усредненные величины АД. б) Показатели нагрузки давлением. в) Индексы вариабельности. г) Показатели суточного ритма АД. д) Индексы ранних утренних часов. е) Максимальные и минимальные уровни АД. ж) Индексы гипотонии. з) Показатели равномерности антигипертензивного эффекта.

1.3 Практическое использование хронотерапии при артериальной гипертонии.

1.3.1 Фармакокинетика антагонистов кальция на примере верапамила.

1.3.2 Применение СМАД в хронотерапевтических исследованиях.

1.3.3 Хронофармакология отдельных групп антигипертензивных препаратов. а) Хронофармакология антагонистов кальция. б) Хронофармакология ингибиторов ангиотензинпревращающего фермента. в) Хронофармакология блокаторов ангиотензина II. г) Хронофармакология бета-адреноблокаторов

4. ГЛАВА II. Материал и методы.

2.1 Характеристика материала.

2.2 Протокол исследования

2.3 Методы исследования.

2.3.1 Статистический анализ а) Предварительный анализ результатов. б) Обобщение результатов.

5. ГЛАВА III. Результаты исследования.

3.1 Характеристика материала первого исследования.

3.2 Результаты первого исследования.

3.2.1 Результаты фармакокинетического исследования верапамила.

3.2.2 Фармакокинетика верапамила и его влияние на суточный профиль артериального давления.

3.3 Характеристика материала второго исследования.

3.4 Результаты второго исследования

3.5 Информативность СМАД и СКАД в оценке эффективности антигипертензивной терапии при использовании утреннего и вечернего назначения препаратов.

3.5.1 Информативность показателей амбулаторных методов измерения

АД при хронотерапии верапамилом.

3.5.2 Информативность показателей амбулаторных методов измерения

АД при хронотерапии рамиприлом.

6. ГЛАВА IV. Обсуждение результатов.

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Кардиология», 14.01.05 шифр ВАК

Пути повышения эффективности терапии антагонистами кальция у больных артериальной гипертензией 2010 год, доктор медицинских наук Лохина, Татьяна Викторовна

Клинико-гемодинамическая эффективность и переносимость комбинированной терапии антагонистами кальция дигидропиридинового и недигидропиридинового ряда у больных артериальной гипертонией 2005 год, кандидат медицинских наук Бурмистрова, Лариса Федоровна

Клинико-функциональная характеристика артериальной гипертонии у пациентов с различными циркадными биологическими ритмами 2012 год, кандидат медицинских наук Цибульская, Наталья Юрьевна

Фармакокинетика, фармакодинамика, взаимодействие и клиническая эффективность современных блокаторов медленных кальциевых каналов 2003 год, доктор медицинских наук Светый, Лариса Ивановна

Хронопунктура и хронофармакотерапия в восстановительной коррекции функционального состояния лиц молодого возраста с гипертонической болезнью i — II стадии 2008 год, доктор медицинских наук Левин, Александр Владимирович

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Фармакодинамическое и фармакокинетическое обоснование хронотерапии артериальной гипертонии»

Актуальность проблемы. В настоящее время сердечно-сосудистые заболевания (ССЗ) по-прежнему остаются главной причиной потери трудоспособности, ранней инвалидизации и смерти, занимая первое место в структуре заболеваемости населения [20]. Одним из наиболее часто встречающихся в клинической практике ССЗ является артериальная гипертензия (АГ). В России распространенность АГ среди взрослого населения за последние 10 лет практически не изменилась и составляет около 40% [37]. 59% пациентов АГ получают антигипертензивные препараты, однако только у 22% больных терапия адекватна [37].

В последнее время отмечается определенный прогресс в терапии гипертонической болезни (ГБ), обусловленный внедрением в клиническую практику новых поколений антигипертензивных препаратов. Однако, несмотря на постоянно расширяющиеся возможности антигипертензивной терапии (АГТ) результаты лечения не всегда бывают удовлетворительными. В связи с этим, поиск других подходов к лечению АГ приобретает все большую актуальность.

В литературе есть сведения о благоприятном эффекте антигипертензивных препаратов (АГП) при нетрадиционном режиме их назначения. Особенности циркадной организации АД у пациентов с гипертонической болезнью (ГБ) позволяет обосновать принципы хронотерапии (ХТ) у этой категории больных. Улучшение антигипертензивного эффекта в этом случае достигается путем подбора оптимального времени назначения лекарственного препарата или создания специальных лекарственных технологий, обеспечивающих синхронизацию концентрации препарата с циркадными ритмами АД, что обеспечивает лучший терапевтический эффект и минимизирует его побочные действия.

В отечественной литературе основные принципы проведения хронотерапии сформулированы в работах Ж.Д.Кобалавы и Л.И.Ольбинской в 1999 — 2000 гг. [23, 15]. Примером успешного применения ХТ является многоцентровое исследование НОРЕ, в котором была показана возможность снижения частоты сердечно-сосудистых осложнений (ССО) у больных с высоким сердечно-сосудистым риском при вечернем назначении рамиприла [184]. По данным 4-летнего наблюдения в исследовании МАРЕС, увеличение степени ночного снижения АД (СНС АД), вызванное назначением АГП в хронотера-певтическом режиме, ассоциировалось со снижением риска ССО у пациентов с АГ, в том числе резистентной [70]. Имеются данные о некоторых особенностях эффекта ХТ пролонгированными АГП всех основных групп, что способствует возрастанию интереса к данному подходу к лечению АГ [157]. Созданы специальные хронотерапевтические системы верапамила — COER и CODAS для вечернего приема [180,156].

Вместе с тем, остается нерешенным целый ряд конкретных методических вопросов, связанных с применением АГП в хронотерапевтическом режиме. Влияние АГП, назначаемых в режиме хронотерапии, на суточный профиль АД изучено недостаточно.

В настоящее время подробно разработаны принципы анализа данных суточного мониторирования АД (СМАД), а также совместного использования СМАД и самоконтроля АД (СКАД), для оценки эффективности АГП. Однако информативность различных методов измерения АД, в т.ч. подробного анализа результатов СМАД применительно к ХТ, изучена недостаточно. В большинстве проведенных хроно-терапевтических исследований имеются существенные ограничения: отсутствие сравнения с традиционными методами лечения, погрешности математического и статистического анализа.

Для оптимизации постоянной антигипертензивной терапии (АГТ) важно оценить особенности фармакокинетики (ФК) препарата. Знание основных фармакокинетических параметров (в том числе максимальной концентрации ЛП в крови, времени его полувыведения) позволит предвидеть ожидаемый фармакодинамический эффект и время его наступления, минимизировать дозу лекарственного препарата и избежать возможных побочных действий. В литературе представлены результаты ФК исследований антигипертензивных препаратов (АГП) при разных хронотерапевтических режимах; особенно хорошо изучена ФК антагонистов кальция (АК) [86,60, 181, 100, 112, 83]. Однако в большинстве известных нам исследований не проводилось объективного контроля за приемом препаратов с помощью фармакокинетического исследования (ФКИ).

Фармакодинамика (ФД) многих АГП разных групп в режимах ХТ изучена весьма подробно [81,82,80,77, 75, 72]. Имеются данные о хронофармакокинетике отдельных групп АГП (в частности, АК). Однако работы по ФК и ФД АГП в хронотерапевтическом режиме нам не известны.

Цель исследования: Разработать методические подходы, позволяющие использовать амбулаторное измерение АД для объективной оценки эффективности АГП при их назначении в разное время суток

1. Сравнить эффективность лечения верапамилом и рамиприлом при использовании различных временных схем приема препаратов.

2. Сопоставить влияние верапамила на суточный профиль АД с фармакокинетикой препарата при утреннем и вечернем приеме.

3. Определить возможности СМАД и СКАД в оценке эффективности антигипертензивной терапии при использовании различных временных схем лечения.

Научная новизна. Впервые выполнено комплексное контролируемое клиническое ФКИ для оценки эффективности пролонгированной формы верапамила — Изоптина СР при назначении его в разное время сут.

Изучена фармакокинетика пролонгированной формы верапамила при применении разных временных режимов назначения. Проведен глубокий статистический анализ зависимости «концентрация — эффект» при утреннем и вечернем приеме препарата.

Получены новые данные о влиянии хронотерапии рамиприлом на суточный профиль АД при назначении препарата в вечернее время.

Впервые проведен подробный сравнительный анализ информативности АД,а1, СКАД и различных показателей СМАД в оценке эффективности хронотерапии АГ. Анализ выполнен отдельно на материале хронотерапии рамиприлом и верапамилом, а также с использованием всех полученных данных.

Практическая значимость. Показана необходимость применения амбулаторных методов исследования, в первую очередь СКАД, для объективной оценки эффективности хронотерапии АГ. Выявлены информативные в данном аспекте дополнительные показатели СМАД: СНС АД, ВАР, шах АД. На примере исследования верапамила продемонстрирована возможность применения комплексного ФКИ и фармакодинамического исследования для оценки безопасности лечения и определения причин недостаточного антигипертензивного эффекта. Показано, что назначение пролонгированной формы верапамила — Изоптина СР вечером позволяет получить более выраженный антигипертензивный эффект и снизить вероятность побочных действий.

Похожие диссертационные работы по специальности «Кардиология», 14.01.05 шифр ВАК

Медикаментозная коррекция артериальной гипертензии у больных с нарушением циркадного ритма артериального давления 2007 год, кандидат медицинских наук Тихонов, Павел Павлович

Сравнительная эффективность комбинаций индапамида и различных производных антагонистов кальция у больных артериальной гипертензией 2011 год, кандидат медицинских наук Гриднева, Екатерина Владимировна

Временная организация гемодинамики здоровых лиц и больных гипертонической болезнью. Оптимизация лечения методами хрономедицины 2004 год, доктор медицинских наук Беляев, Сергей Дмитриевич

Гипотензивная и противоишемическая эффективность комбинации дигидропиридиновых и недигидропиридиновых антагонистов кальция у больных ишемической болезнью сердца в сочетании с артериальной гипертонией 2007 год, кандидат медицинских наук Абрамова, Галина Николаевна

Клинико-фармакологическая эффективность комбинированной терапии артериальной гипертонии при метаболическом синдроме 2006 год, кандидат медицинских наук Жгут, Ольга Георгиевна

Заключение диссертации по теме «Кардиология», Федорова, Елена Юрьевна

1. Хронотерапия антигипертензивными препаратами по сравнению с их традиционным назначением может модифицировать различные характеристики суточного профиля артериального давления: средние величины, показатели суточного ритма, вариабельность, некоторые дополнительные характеристики (максимумы артериального давления и время их наступления).

2. Вечернее назначение пролонгированного препарата верапамила приводило к достоверно более выраженному снижению максимумов и вариабельности ночного артериального давления по сравнению с утренним приемом. Усредненный антигипертензивный эффект при двух режимах назначения верапамила достоверно не отличался. Утренний прием препарата вызывал достоверно более выраженный отрицательный хронотропный эффект.

3. Утренний прием верапамила сопровождался более быстрым по сравнению с вечерним нарастанием уровня препарата в крови в течение первых 6 часов исследования. При вечернем приеме верапамила отмечена более высокая корреляция между 24 — часовым антигипертензивным эффектом и профилем концентрации препарата в крови. Коэффициент корреляции при использовании Ъ — трансформации Спирмена составил для вечернего приема — 0,30; для утреннего приема — 0,12 (р Навигация

  • Каталог диссертаций
  • Поиск
  • Правила работы
  • Помощь
  • Бесплатные диссертации
  • Отзывы
  • Задать вопрос

Научная электронная библиотека disserCat — современная наука РФ, статьи, диссертационные исследования, научная литература, тексты авторефератов диссертаций.

Хронотерапия артериальной гипертензии: в центре внимания – фиксированная комбинация валсартана/амлодипина

Одним из главных показателей, отражающих функциональное состояние сердечно-сосудистой системы, является артериальное давление (АД). Отсутствие адекватного изменения АД в ночные часы признано мощным фактором сердечно-сосудистого риска и поражения органов-мишеней. В настоящее время артериальная гипертензия (АГ) считается ведущей причиной возникновения сердечно-сосудистых катастроф, а среднее ночное АД, в отличие от дневного АД, – значимым предиктором общей кардиоваскулярной смертности, инфаркта миокарда и инсульта. Снижение ночного АД ассоциируется с эффективной кардиопротекцией.

Измерение периферического АД (ПАД) на плечевой артерии при помощи метода, предложенного Н. С. Коротковым, является основным методом диагностики АГ. Однако оценка показателей центральной гемодинамики при помощи современных неинвазивных автоматизированных устройств – следующий шаг в свое­временном выявлении АГ. Высказывается мнение, что снижение центрального АД (ЦАД) в ночное время более значимо для больных АГ, чем стабилизация ПАД.

На сегодняшний день активно изучается зависимость снижения ПАД и ЦАД от времени приема гипотензивных препаратов: вечером, перед отходом ко сну, или утром, сразу после пробуждения (хронотерапия). Элементы хронотерапевтического подхода к лечению АГ применялись в ряде крупных международных многоцентровых исследований, проводившихся на протяжении последних 20 лет: НОРЕ, Syst-Eur, CONVINCE, ASCOT. Одним из самых последних хронотерапевтических исследований является СРЕТ (Chronotherapy for Ambulatory Central Pressure).

Данное наблюдение разрабатывалось специально для изучения влияния утреннего и вечернего приема антигипертензивного препарата, содержавшего фиксированную комбинацию блокатора рецепторов ангиотензина II (БРА, валсартана) и блокатора кальциевых каналов (БКК, амлодипина), на ночное ПАД и ЦАД у больных АГ.

Дизайн исследования СРЕТ

СРЕТ – 16-недельное проспективное многоцентровое рандомизированное открытое перекрестное клиническое исследование, которое проводилось в Японии. Набор больных АГ осуществляли в течение марта 2014 – июля 2015 года.

На протяжении вводной фазы (≥4 нед) участники получали монотерапию БРА или БКК в стандартной/максимальной дозе. В фазу рандомизации пациентов слепым методом распределяли в две группы: группу приема фиксированной комбинации валсартана/амлодипина (80/5 мг) утром, сразу после пробуждения, и группу с применением этого препарата перед сном на протяжении 8 нед (первый период).

В течение следующих 8 нед (второй период) изменяли время приема гипотензивного препарата: больные, получавшие его утром, начинали принимать валсартан/амлодипин вечером, а участников, придерживавшихся вечерней схемы терапии, переводили на утренний режим употребления фиксированной комбинации.

Критериями включения являлись: эссенциальная АГ (определяли как повышение систолического АД (САД) ≥140 мм рт. ст. или диастолического АД (ДАД) ≥90 мм рт. ст.), прием БРА/БКК до включения в исследование, возраст 20-80 лет. В исследование не включали пациентов, которые не переносили БРА/БКК или одновременно принимали ≥1 гипотензивного препарата, отличного от БРА/БКК, на протяжении вводной фазы, а также во время лечения комбинацией валсартана/амлодипина; участников с тяжелой сердечной недостаточностью III-IV ст. по классификации NYHA; больных с исходно высоким содержанием креатинина (≥3,0 мг/дл) или находившихся на гемодиализе, имевших сопутствующую цереброваскулярную патологию, страдавших злокачественными заболеваниями.

Согласно дизайну исследования для определения АД использовали суточное мониторирование АД, которое проводили трижды: на момент рандомизации (0 нед), при изменении времени приема гипотензивного препарата (8 нед), по завершении исследования (16 нед).

Помимо суточного мониторирования АД, каждые 4 нед (в ходе каждого контрольного визита) определяли клиническое АД.
Первичная конечная точка включала определение динамики снижения ночного периферического и центрального САД на фоне утреннего и вечернего приема фиксированной комбинации валсартана/амлодипина.

Результаты

В исследование включили 26 пациентов; спустя 16 нед, согласно протоколу, его завершили 23 больных (1 участник выбыл до проведения рандомизации, 2 – после нее). Средний возраст участников составил 68,0±8,7 года, 65% больных имели хроническую болезнь почек, 35% пациентов являлись лицами мужского пола. Исходно в зависимости от степени снижения ночного АД участники распределились следующим образом: чрезмерное снижение АД (extreme dipper) – 17%, достаточное снижение (dipper) – 52%, недостаточное снижение (non-dipper) – 22%, устойчивое повышение (riser) – 9%.

По истечении 16 нед терапии фиксированной комбинацией валсартана/амлодипина получены следующие результаты (табл.).
Утренний прием валсартана/амлодипина ассоциировался с достоверным снижением периферического и центрального САД и ДАД в ночное время по сравнению с исходными значениями, тогда как прием комбинированного препарата непосредственно перед отходом ко сну способствовал только статистически значимому уменьшению ночного центрального ДАД.

Читать еще:  Уход при артериальной гипертензии

Исследователи подчеркнули, что верхняя граница 95% ДИ для динамики ночного периферического САД в зависимости от утреннего или вечернего времени приема валсартана/амлодипина находилась ниже границы превосходства ночного приема и включала нулевое значение, что делало утренний прием не менее эффективным по сравнению с ночным (рис., А).

Верхняя граница 95% ДИ для динамики ночного центрального САД в зависимости от утреннего или вечернего времени приема валсартана/амлодипина располагалась возле нулевого значения, что также подтверждало, что эффективность утреннего применения валсартана/амлодипина не уступает таковой вечерней схемы приема этого гипотензивного препарата (рис., А).

В отношении ДАД зафиксированы следующие особенности. Верхняя граница 95% ДИ для динамики ночного плечевого и центрального ДАД в зависимости от времени употребления валсартана/амлодипина находилась ниже границы превосходства ночного приема и включала нулевое значение, что подтверждало сопоставимую эффективность утреннего и вечернего применения препаратов (рис., Б).

Исследователи подчеркнули хорошую переносимость валсартана/амлодипина вне зависимости от времени его приема (только в одном случае потребовалась отмена препарата в связи с развитием почечной дисфункции). Не менее важным показателем являлась высокая приверженность к лечению: как утренний, так и вечерний прием валсартана/амлодипина ассоциировался с высокой приверженностью к применению препарата (≥70% пациентов строго соблюдали рекомендованную схему терапии).

Обсуждение

Исследование СРЕТ является первым, в котором изучалось влияние хронотерапии валсартаном/амлодипином на ночное ПАД и ЦАД у больных АГ. В этой работе получены убедительные доказательства сопоставимой эффективности утреннего приема валсартана/амлодипина в снижении ночного ПАД и ЦАД по сравнению с вечерним. Еще одной сильной стороной исследования СРЕТ можно считать отсутствие нежелательных реакций при проведении хронотерапии валсартаном/амлодипином.

В данном исследовании использовалась комбинация длительно действующих компонентов, что позволило обеспечить стойкое, значимое и длительное снижение АД на протяжении всего 24-часового периода. Именно этот факт может объяснить сопоставимую эффективность утреннего приема валсартана/амлодипина в снижении ночного ПАД и ЦАД по сравнению с вечерним приемом.

Ранее в исследовании J-CORE было показано, что комбинация БРА/БКК превосходит БРА/диуретик в снижении центрального САД. В ряде других исследований также зафиксирован факт большей эффективности сочетания ингибитора ренин-ангиотензин-альдостероновой системы / БКК в уменьшении центрального АД по сравнению с другими антигипертензивными комбинированными препаратами.

В работе EXPLOR продемонстрировано, что комбинация валсартана/амлодипина более эффективно снижала центральное САД, чем амлодипин/атенолол, несмотря на сопоставимое влияние на уровень периферического САД. Результаты исследования СРЕТ впервые подтвердили, что утренний прием валсартана/амлодипина оказывает сопоставимое влияние на уровень ночного ЦАД по сравнению с вечерним применением.

Относительно недавно авторы исследования СРЕТ опубликовали новые данные о влиянии изменения ночного периферического и центрального САД на показатели соотношения альбумин/креатинин в моче. Снижение ночного центрального САД в динамике лечения валсартаном/амлодипином приводит к падению значений индекса альбумин/креатинин (β=0,919; р=0,020) независимо от уменьшения периферического САД в ночное время. Зафиксированную особенность исследователи расценили как сильную сторону комбинации валсартана/амлодипина, поскольку снижение ночного центрального САД может стать одной из терапевтических целей у больных АГ.

Таким образом, эффективность гипотензивного действия комбинации валсартана/амлодипина не зависит от схемы терапии: утренний и вечерний прием препарата способствует аналогичному снижению ночного центрального САД. В ближайшее время планируется проведение масштабного проспективного исследования для подтверждения нефропротекторного свойства фиксированной комбинации валсар­тана/амлодипина.

Подготовила Лада Матвеева

Справка «ЗУ»

Эффективность валсартана и амлодипина в отношении снижения артериального давления, защиты от кардиоваскулярных событий и инсульта продемонстрирована в масштабных клинических сследованиях у широкого спектра пациентов с гипертензией. По сравнению с монотерапией фиксированная комбинация валсартана/амлодипина обеспечивает аддитивное и синергическое антигипертензивное действие, более эффективный контроль артериального давления на протяжении 24 ч и лучший профиль переносимости.

Однократный прием в день валсартана/амлодипина – это рациональная и удобная терапевтическая опция для эффективного ведения пациентов с гипертензией, позволяющая улучшить приверженность антигипертензивной терапии, снизить риск кардиоваскулярных и цереброваскулярных событий, улучшить долгосрочный прогноз пациентов при сохранении высокого качества жизни.

На рынке Украины фиксированная комбинация валсартана/амлодипина европейского качества и с доступной стоимостью представлена препаратом Валодип ® компании KRKA (Словения). Преимущество Валодипа заключается в собственной разработке способа синтеза как валсартана, так и амлодипина, защищенных патентом.

Валодип ® выпускается в таких дозах:

5 мг амлодипина/80 мг валсартана № 28;

5 мг амлодипина/160 мг валсартана № 28;

10 мг амлодипина/160 мг валсартана № 28.

Наличие трех вариантов соотношения действующих веществ позволяет оптимально подобрать дозировку для каждого пациента.

Медична газета «Здоров’я України 21 сторіччя» № 15-16 (436-437), серпень 2018 р.

  • Номер:
  • Медична газета «Здоров’я України 21 сторіччя» № 15-16 (436-437), серпень 2018 р.

СТАТТІ ЗА ТЕМОЮ Кардіологія

Незважаючи на значне вдосконалення стратегій лікування пацієнтів із гострим інфарктом міокарда (ІМ) за останні десятиліття, цей недуг все ще лишається однією із провідних причин захворюваності та смертності у всьому світі [67]. Більш ніж у 80% випадків ІМ є наслідком стенозуючого атеросклерозу коронарних артерій (КА), а у 5% випадків причиною фатального ІМ є неатеросклеротичне ураження КА [7, 82]. Однак за даними дослідження J. Saw et al., у жінок з ІМ віком ≤50 років за допомогою коронарографії (КГ) у 28,8% відзначали незмінені артерії, у 36,4% – атеросклеротичне, у 30,3% – неатеросклеротичне ураження КА та у 4,5% – етіологію не встановлено [69]. .

Серед тих, хто звертається по медичну допомогу до лікаря загальної практики, частка осіб із поєднаною патологією становить понад 80% [14]. Значення проблеми коморбідності для практичної діяльності насамперед зумовлене тим, що наявність декількох захворювань із хронічним перебігом призводить до погіршення якості життя пацієнтів. Поліморбідні хвороби та стани можуть суттєво вплинути на діагностику й лікування. .

Helicobacter pylori считается ведущей причиной возникновения хронического гастрита, язвы желудка и двенадцатиперстной кишки, аденокарциномы и лимфомы желудка, развивающейся из лимфоидной ткани, ассоциированной со слизистой оболочкой желудка.

Активація ренін-ангіотензин-альдостеронової системи (РААС) відіграє важливу роль у виникненні та прогресуванні артеріальної гіпертензії (АГ), ушкодженні органів-мішеней і формуванні резистентності до терапії. Доведена її роль у патогенезі атеросклерозу, серцевої недостатності (СН), хронічної хвороби нирок (ХХН) і цукрового діабету (ЦД) [1-4].

На пути к генотерапии гипертонической болезни

19 октября 2018

На пути к генотерапии гипертонической болезни

  • 611
  • 0,5
  • 1

Гипертония — это болезнь, при которой артериальное давление составляет 140/90 мм рт.ст. и выше. Гипертония убивает 465 000 россиян в год.

Авторы
Редакторы

Статья на конкурс «био/мол/текст»: Ученые Новосибирского государственного университета с коллегами из Института цитологии и генетики СО РАН, Института катализа СО РАН и Института химической биологии и фундаментальной медицины СО РАН предложили новый подход к лечению артериальной гипертонии с помощью генотерапии.

Конкурс «био/мол/текст»-2018

Эта работа опубликована в номинации «Своя работа» конкурса «био/мол/текст»-2018.

Генеральный спонсор конкурса — компания «Диаэм»: крупнейший поставщик оборудования, реагентов и расходных материалов для биологических исследований и производств.

Спонсором приза зрительских симпатий выступил медико-генетический центр Genotek.

Болезни сердечно-сосудистой системы по-прежнему остаются ведущей причиной смертности в мире. Гипертоническая болезнь играет центральную роль в развитии таких грозных осложнений, как инфаркт миокарда и мозговой инсульт (рис. 1)

Рисунок 1. Чем опасна гипертония

Несмотря на значительные достижения медицины в создании эффективных препаратов против гипертонии, осуществить необходимый контроль уровня артериального давления удается лишь у каждого третьего больного. Создается впечатление, что эффективность фармакологического лечения гипертонической болезни достигла своего потолка, и дальнейший прогресс зависит от развития принципиально новых подходов к ее терапии.

Лечить болезнь лучше всего, воздействуя на ее первопричину. А причиной часто бывают «неправильные» гены. Знание нуклеотидной последовательности геномов открыло реальную возможность создания селективных лекарственных средств, которые могут специфически воздействовать на экспрессию генов, участвующих в формировании определенной патологии.

Одно из направлений лечения болезней, ассоциированных с нежелательными генами, — генная терапия, о которой «Биомолекула» писала не раз [1], [2].

Генотерапия в широком смысле — это введение в организм специально сконструированных терапевтических нуклеиновых кислот (ТНК), которые могут целенаправленно воздействовать на узловые звенья патогенеза болезни. Механизм действия ТНК на генетический материал в корне отличается от действия фармацевтических лекарственных препаратов, применяемых в настоящее время в медицинской практике.

Что такое терапевтические нуклеиновые кислоты (ТНК)

ТНК — фрагменты нуклеиновых кислот (ДНК или РНК) или их аналогов. Обычно это довольно короткие олигонуклеотиды (от греч. ολιγος — малый, немногий), состоящие из 15–30 мономерных звеньев — нуклеотидов. Идею использовать олигонуклеотиды для адресного воздействия на генетический материал клетки предложили около 50 лет назад российские авторы [3]. Перспективность этого подхода впервые подтвердили американские ученые, которые показали, что синтетические олигонуклеотиды могут подавлять репликацию вируса саркомы Рауса [4]. Сейчас подобные исследования проводятся во всех развитых странах с целью поиска новых подходов к лечению различных заболеваний.

Действие ТНК основано на комплементарном взаимодействии с выбранным участком специфической матричной РНК-мишени, которая ответственна за экспрессию соответствующего гена [5]. ТНК узнает мишень, связывается с ней (рис. 2) и блокирует ее функцию, то есть, в конечном итоге, блокирует действие гена и синтез соответствующего белка.

Рисунок 2. Связывание ТНК с матричной РНК-мишенью. Нуклеотидные звенья (A, T, C, G) в ТНК спариваются с комплементарными нуклеотидами мишени в соответствии с уотсон—криковскими взаимодействиями, образуя пары A—U, A—T и C—G.

рисунок авторов статьи

Важное преимущество ТНК перед доступными в настоящее время низкомолекулярными лекарственными препаратами состоит в том, что ТНК действуют строго адресно и таким образом снижают вероятность вредных побочных эффектов. Кроме того, ТНК легко можно направить на другую НК-мишень (например, для лечения другой болезни или для более эффективного лечения той же самой болезни), просто изменив последовательность нуклеотидов. При этом следует отметить, что на поиск новых низкомолекулярных лекарств уходят годы. Препараты на основе нуклеиновых кислот и их аналогов могут использоваться в будущем для индивидуализированной медицины.

Проблема доставки ТНК в клетки

Одна из наиболее значимых, но пока до конца не решенных проблем в области генотерапии — преодоление низкой способности ТНК проникать в клетки из-за одноименных (отрицательных) зарядов на клеточной мембране и ТНК. Это препятствует широкому применению описанного подхода в медицинской практике. Несмотря на многолетние поиски систем доставки фрагментов НК в клетки [6], [7], проблему нельзя считать окончательно решенной.

Идеальные носители для транспорта ТНК в клетки должны удовлетворять следующим критериям: они должны легко проникать через клеточную мембрану, должны быть биосовместимы и нетоксичны, их легко можно синтезировать и присоединять к ним фрагменты нуклеиновых кислот. Использование неорганических наночастиц открывает впечатляющие перспективы для решения этих проблем [8], [9].

Для транспорта олигонуклеотидов в клетки авторы предложили использовать наночастицы диоксида титана, так как известно, что они могут проникать через клеточную мембрану [10], [11]. Нанокомпозиты на основе TiO2-наночастиц готовят следующим образом.

Рисунок 3. Схематическое изображение нанокомпозита TiO2

Сначала к олигонуклеотиду (oligo) присоединяют молекулу полилизина (PL). Это, полимер, состоящий из 30–100 звеньев аминокислоты лизина. Образующееся соединение PL-oligo смешивают с наночастицами, и образуется достаточно стабильный нанокомпозит TiO2-PL-oligo (TiO2

С помощью метода светового рассеяния показано, что исходные наночастицы TiO2 имеют размер

25 нм, а образующиеся частицы TiO2

50 нм. При этом заряд меняет знак с отрицательного в исходных наночастицах на положительный в нанокомпозите из-за множества положительно заряженных аминогрупп в составе полилизина. В результате полученная конструкция TiO2

oligo приобретает дополнительную возможность пробраться в клетку [11–13]. Для того чтобы продемонстрировать такую возможность, олигонуклеотид в составе нанокомпозита снабдили флуоресцентной меткой, присоединив остаток флуоресцеина (Flu). Полученный нанокомпозит TiO2

oligo(Flu) инкубировали с разными клетками и регистрировали их изображения с помощью конфокального флуоресцентного микроскопа (рис. 4). Зеленые точки внутри клеток — убедительное свидетельство того, что наночастицы успешно справились с возложенной на них задачей и протащили олигонуклеотид через клеточную мембрану.

Рисунок 4. Изображение эукариотических клеток КСТ (а), HeLa (б) и MDCK (в) с помощью конфокального флуоресцентного микроскопа после их инкубации с нанокомпозитом TiO2

oligo(Flu). Красный цвет — нитевидные белковые структуры (здесь — границы клеток), синий цвет — клеточные ядра, зеленый цвет — флуоресцеин в составе олигонуклеотида.

Словарик

Влияние синтезированных нанокомпозитов на артериальное давление

Влияние предложенных нанокомпозитов на артериальное давление (АД) исследована на крысах линии НИСАГ (ISIAH). Эту линию крыс получили в результате многолетней селекции на повышение артериального давления в ответ на эмоциональный стресс [14], [15]. В среднем уровень систолического АД у нормотензивных крыс линии Вистар — 120–130 мм рт. ст., а у крыс линии НИСАГ — 180–190 мм рт. ст. Самцы крыс линии НИСАГ в возрасте 5 мес. использовали как модель стрессозависимой артериальной гипертонии.

Авторы выбрали мишенью один из ключевых генов, вовлеченных в патогенез гипертонической болезни. Этот ген кодирует синтез ангиотензин-превращающего фермента (АПФ), который в норме вырабатывается в эндотелиальных клетках кровеносных сосудов (главным образом, в легких) и в небольших количествах в других органах. Будучи одним из ключевых элементов системы регуляции давления, АПФ является мишенью целого класса антигипертензивных средств — ингибиторов АПФ. В клинике для лечения гипертонической болезни широкое применение получили синтетические блокаторы АПФ, например, каптоприл. Эти лекарства довольно хорошо справляются с задачей снижения повышенного АД, однако их использование имеет ряд недостатков и ограничений (большое количество противопоказаний) из-за побочных эффектов. Кроме того, большое неудобство состоит в необходимости принимать таблетки постоянно, по крайней мере, раз в день.

Для воздействия на синтез АПФ были синтезированы нанокомпозиты: TiO2

oligo1, содержащий олигонуклеотид, комплементарный консервативной области мРНК выбранного гена-мишени, и нанокомпозит TiO2

oligo2 со случайной последовательностью нуклеотидов.

Рисунок 5. Схема проведения процедуры ингаляции. Крысы находятся под тиопенталовым наркозом и размещены вокруг закрытой емкости с отверстиями для носа; аэрозоль с нанокомпозитом поступает в емкость из небулайзера.

Для проведения экспериментов крыс разделили на две группы по пять подопытных в каждой. В течение 30 мин крысы вдыхали аэрозоль нанокомпозита, создаваемый небулайзером (рис. 5). Систолическое артериальное давление у крыс измеряли непрямым методом на хвосте с помощью аппаратуры фирмы Bio Pac System, Inc. (США). АД измеряли за два дня до начала эксперимента, затем на следующие дни после ингаляции препарата.

Олигонуклеотиды, адресованные мРНК гена АПФ, лучше всего вводить с помощью ингаляции, потому что около 80% белка АПФ в организме синтезируется в эндотелии сосудов малого круга кровообращения. Можно было ожидать, что приближение целевого препарата к мишени даст заметный эффект. И действительно — у крыс, которые вдыхали нанокомпозит TiO2

oligo1 с целевым олигонуклеотидом, давление понизилось примерно на 25 мм рт. ст., держалось на таком уровне в течение недели, и только в конце третьей недели уровень АД приблизился к исходному значению (рис. 6).

Рисунок 6. Систолическое артериальное давление (АД) у гипертензивных крыс линии НИСАГ после однократной ингаляции нанокомпозитов TiO2

oligo1, содержащих целевой олигонуклеотид против мРНК гена АПФ

Вдыхание нанокомпозита, содержащего олигонуклеотид со случайной последовательностью нуклеотидов (TiO2

oligo2), не привело к понижению АД. Это значит, что предложенный нанокомпозит действует адресно на выбранный ген. Важно отметить, что гипотензивный эффект нанокомпозита TiO2

oligo1 оказался продолжительнее, чем действие традиционных фармацевтических препаратов.

Таким образом, впервые показана перспективность применения нанокомпозитов TiO2

oligo для терапии гипертонической болезни. Более того, для лечения можно применять удобный для клинической практики ингаляционный путь введения препарата.

Результаты работы опубликованы в журнале «Биохимия» в 2017 году [16]. Работа выполнена при финансовой поддержке проекта РНФ № 16-15-10073.

Что же дальше?

Сейчас исследуется возможность использования других наночастиц в качестве доставщиков олигонуклеотидов в клетки. Кроме того, продолжается изучение гипотензивных эффектов нанокомпозитов, адресованных другим генам, участвующим в патогенезе гипертонической болезни.

Рисунок 7. Бегом от инфаркта и инсульта за нанокомпозитами TiO2

Применение ТНК в композиции с различными наноносителями открывает новые возможности для развития альтернативных методов борьбы не только с гипертонической болезнью, но и с другими патологиями. Преимущество этого подхода заключается, прежде всего, в строго целевой направленности терапевтического агента. Это обеспечивает его высокую специфичность и избавляет от многочисленных побочных эффектов, характерных для традиционных фармакологических препаратов. Конечно, предстоит еще большая исследовательская работа, прежде чем лечение болезней с помощью генной терапии станет рутинной медицинской практикой.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector