9 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Депрессия после инфаркта что делать

Machon Hasharon — Russian

Как преодолеть депрессию после инфаркта?

Вопрос:

Моему мужу 51 год. Год назад он перенес инфаркт. Несмотря на то, что врачи разрешили ему вернуться к работе, он делает все, чтобы избежать этого. Он все время недоволен, раздражен, у него постоянно плохое настроение. Он плохо спит, жалуется на усталость, хотя ничего дома не делает.

За полгода до инфаркта муж бросил курить. Однако сейчас опять взялся за сигареты и выкуривает не меньше пачки в день. Недавно у него обнаружили сахарный диабет. Пока врачам не удается урегулировать уровень сахара в крови.

Кроме всех этих проблем — муж потерял всякий интерес к сексу. Не могу вам передать, как сложившаяся ситуация угнетает меня.

Мы прожили вместе много лет, и мне больно смотреть на то, как он изменился за последний год. Я очень хочу помочь ему, но не знаю как. Может быть, какой-нибудь специалист даст мне совет, как поступить?

Ответ:

Отвечает Марк Ройтман,
психиатр и психотерапевт

Проблемы вашего мужа, которые вы описываете в письме, могут быть взаимосвязаны и усугублять друг друга.

Исследования показали, что опасность получить инфаркт возрастает вдвое у людей, страдающих даже легкой депрессией по сравнению с теми, кто не страдает депрессией.

Смертность от инфаркта у людей, страдающих депрессией, в 10 раз выше, чем у тех, которые депрессией не страдают.

У 25% людей, перенесших инфаркт, развивается клиническая депрессия.

Хорошо известно влияние курения на развитие атеросклероза. Менее известен факт, что половина всех случаев нарушения эрекции у мужчин старше 40-ка лет связана с курением.

Исследования показали, что закупорка кровеносных сосудов в результате курения приводит не только к нарушениям эрекции, но и приводит к значительному уменьшению размеров мужского полового члена.

Взаимосвязь между курением и депрессией достаточно сложна, однако известно, что молодые люди, страдающие депрессией, начинают курить, пить и пользоваться наркотиками, чтобы облегчить свои страдания.

Когда в зрелом возрасте они пытаются избавиться от этих вредных привычек, кроме тяжелых симптомов абстиненции (ломки), у них развивается клиническая депрессия.

Вы пишите, что у вашего мужа обнаружили сахарный диабет. Известно, что диабет вызывает закупорку кровеносных сосудов, которая пагубно влияет на сердце.

Закупорка кровеносных сосудов и диабетическая невропатия (повреждение нервных окончаний) отрицательно влияют на мужскую потенцию.

Одним из проявлений диабета является депрессия. Не излеченная депрессия, в свою очередь, является препятствием для урегулирования уровня сахара в крови.

Депрессия также пагубно влияет на сексуальную функцию мужчин, а это, в свою очередь, усугубляет депрессию.

Вдобавок ко всему этому, у человека, страдающего депрессией, не хватает душевных сил и мотивации следовать указаниям врачей и придерживаться здорового образа жизни.

Из всего сказанного следует, что если вы хотите помочь вашему мужу, вам и другим членам семьи придется мобилизовать все свои силы, чтобы убедить мужа следовать всем указаниям врачей.

Лечение проблем, описанных вами должно быть комплексным. Необходимо одновременное лечение и реабилитация сердечных проблем, депрессии, диабета и сексуальных расстройств.

Желательно, чтобы ваш муж лечился в центре, в котором врачи разных специальностей взаимодействуют между собой в лечение всего комплекса проблем.

Несмотря на не простое переплетение различных болезней у вашего мужа, для большинства из них существует эффективное лечение.

Все права сохранены за Институтом «А-Шарон».

Взгляд на депрессивные и тревожные расстройства у больных, перенесших острый инфаркт миокарда

Дата публикации: 27.04.2016 2016-04-27

Статья просмотрена: 791 раз

Библиографическое описание:

Мелякова И. В., Куташов В. А. Взгляд на депрессивные и тревожные расстройства у больных, перенесших острый инфаркт миокарда // Молодой ученый. — 2016. — №9. — С. 396-398. — URL https://moluch.ru/archive/113/28866/ (дата обращения: 21.01.2020).

Сердечно-сосудистые заболевания являются ведущей причиной смерти населения РФ (вклад в общую смертность составляет 57 %). [1] Депрессивные и тревожные расстройства часто сопутствуют острому инфаркту миокарда, ухудшая его клиническое течение и прогноз, оказывая негативное влияние на показатели социального функционирования и качество жизни больного.

По данным статистики, симптомы депрессивного спектра выявляются у 10–65 % пациентов, госпитализированных с ОИМ, при этом до 22 % из них имеют выраженную депрессию («большую депрессию»). Известно, что депрессивные расстройства, сочетаясь с соматической патологией, могут значительно ухудшить состояние больного. Так, например, смертность больных в течение 6 месяцев после перенесенного инфаркта миокарда у больных с депрессией в 6 раз выше, чем у тех, у которых подобных расстройств не возникало. [2]

Ключевые слова: депрессия, тревога, лечение, острый инфаркт миокарда.

В Российских национальных рекомендациях по кардиоваскулярной профилактике (2011 г.) и в рекомендациях Европейского общества кардиологов по кардиоваскулярной профилактике в клинической практике (2012 г.) депрессия, тревога и другие психосоциальные факторы рассматриваются в качестве независимых ФР развития сердечно-сосудистых заболеваний (ССЗ) атеросклеротического генеза, а их профилактика и коррекция — как неотъемлемая составная часть первичной и вторичной профилактики ССЗ. [2]

Критерии диагностики депрессивного расстройства предусматривают стойкое (не менее 2 недель) снижение настроения или утрату интереса и удовольствия от любых видов деятельности, изменение в повседневной жизни в виде снижения работоспособности и социальной дезадаптации, изменения в соматической сфере. [4]

Особенности депрессивных состояний у кардиологических пациентов:

– амбулаторный уровень расстройств;

– наличие коморбидных депрессивному аффекту расстройств: астении, тревоги, кардиофобий, дереализации, ипохондрии, апатии, астенического аутизма, сенестопатий и алгий и т. д., которые зачастую преобладают в клинической картине;

– анозогнозия своего состояния. Даже пребывая в глубоком депрессивном состоянии, соглашаясь с врачом о подавленности настроения, отсутствии удовольствия от прежних занятий, пациенты не считают, что нуждаются в посторонней помощи или в приеме медикаментов, т. к. не расценивают это как психическое расстройство. Они объясняют все сложившимися обстоятельствами: физическим недомоганием, обострением соматического заболевания, неблагополучной социальной обстановкой. [4]

При этом аффективные нарушения существенно влияют на прогноз заболевания и на смертность. В наши дни можно выделить две группы эффектов- поведенческие и патофизиологические, которые обуславливают связь эмоциональных нарушений и ОИМ. [1]

Поведенческие эффекты. Депрессия и связанные с ней идеомоторные и волевые нарушения становятся серьезной преградой для успешной реабилитации после ОИМ. Показано, что частичное выполнение рекомендаций врача повышает годовую смертность на 44 %, а полное пренебрежение — на 80 %.

При депрессии больные реже соблюдают рекомендации врача по здоровому образу жизни: не придерживаются диеты, не выполняют физические упражнения, не участвуют в постепенном расширении двигательного режима, залеживаются в постели, не отказываются от курения и не корректируют прием алкоголя. Они не регулярно принимают препараты и реже участвуют в мероприятиях по вторичной профилактике.

К патофизиологическим эффектам депрессии, способствующим развитию ОИМ, относят активацию симпато — адреналовой системы с хроническим повышением уровня норадреналина и кортизола, которые запускают каскад патологических реакций, в том числе гиперкоагуляцию, склонность к воспалению, дефицит омега-3 жирных кислот и фолиевой кислоты, склонность к инсулинорезистентности (атерогенная теория ОИМ). К патофизиологическим механизмам относятся и устойчивое повышение частоты сердечных сокращений, увеличение реактивности ЧСС в ответ на повышение нагрузок, склонность к наджелудочковым и желудочковым аритмиям (аритмогенная теория ОИМ). [1]

Установлена прямая зависимость выраженности аффективных расстройств и развития кардиоваскулярных осложнений: ИБС и ОИМ развиваются раньше и последствия их серьезнее при более тяжелых депрессивных состояниях. Уровень смертности у больных ИБС, перенесших ИМ и имеющих депрессию при выписке из стационара, по данным разных исследований в 1,5–6 раз выше, чем у пациентов не имеющих ДП. [5]

Для лечения тревожно — депрессивных состояний используются следующие подходы:

– Комбинация психотерапии и психотропных средств.

Эффективность психотерапии напрямую зависит от сроков ее начала: чем раньше, тем лучше, т. к. помимо личностных особенностей на психологический статус влияют и внешние факторы, такие как реакция родственников на тяжелое заболевание, состояние других пациентов, работа медицинского персонала. Определенное значение в формировании патологических сдвигов у больных имеет неправильное поведение медицинского персонала — необоснованность ограничений, обсуждение при больном неясных вопросов диагностики и лечения, их озабоченные лица.

В этой ситуации адекватность получаемой информации играет решающую роль в правильном понимании ситуации, чтобы в дальнейшем больной стал активным союзником врача в борьбе за здоровье. На первом этапе предпочтительны индивидуальные психотерапевтические беседы с кардиологом (лечащим врачом) или психотерапевтом, хорошо осведомленным в вопросах кардиологии.

Сам факт срочной госпитализации, осознание того, что болезнь представляет угрозу жизни, опыт пребывания в палате интенсивной терапии, случаи резкого ухудшения состояния или смерти других больных усугубляют психический статус больного. В исследовании D. K. Mosreletal показано, что наличие тревоги в пределах 48 ч от момента ОИМ значительно увеличивает вероятность развития кардиоваскулярных осложнений (рецидивов ИМ, фибрилляции желудочков, устойчивой желудочковой тахикардии и смерти) на стационарном этапе наблюдения. Высокий уровень тревоги в течение первой недели после ОИМ ассоциируется с увеличением риска кардиоваскулярной смерти и необходимостью реваскуляризации в течение 31-ого мес наблюдения.

Поэтому в первые 2 -3 недели в случае развития тревожных состояний оправдано добавление в стандартную кардиотропную терапию препарата феназепам в суточной дозе 1 мг. При этом снижается уровень тревоги, улучшаются показатели сна. Отмечено статистически значимое уменьшение как наджелудочковых, так и желудочковых экстрасистол. [9] Добавление препарата феназепам в суточной дозе 1 мг целесообразно в течение 20 дней из-за быстрого развития синдрома зависимости к транквилизаторам бензодиазепинового ряда. [9] В дальнейшем для уменьшения симптомов тревоги перспективно применение небензодиазепиновых транквилизаторов, к которым привыкание не развивается, например, гидроксизина или отечественного препарата афобазола. [5]

При депрессивных и тревожно-депрессивных состояниях препаратами выбора являются антидепрессанты. Антидепрессанты нормализуют патологически измененное гипотимическое (депрессивное) настроение и способствуют редукции когнитивных, двигательных и соматовегетативных проявлений, обусловленных депрессией. В то же время антидепрессанты, помимо собственно антидепрессивного, имеют выраженное противотревожное действие, в связи с чем они эффективны в лечении смешанных тревожно-депрессивных состояний. Для использования в общемедицинской практике рекомендуются антидепрессанты новых поколений, предпочтительно селективные ингибиторы обратного захвата серотонина (СИОЗС). У препаратов этой группы благоприятный кардиальный профиль, они хорошо переносятся и безопасны даже у наиболее уязвимых категорий больных, например, пожилых больных и больных ССЗ. Наибольшая доказательная база по применению антидепрессантов в кардиологической практике накоплена в отношении 2 препаратов из группы СИОЗС — сертралина и циталопрама. Данные рандомизированных клинических исследований свидетельствуют, что сертралин и циталопрам безопасны при назначении больным ИБС и при этом эффективны при лечении депрессий средней тяжести, тяжелых и рекуррентных депрессий. Эти препараты являются препаратами выбора для лечения депрессий после перенесенных ИМ, других кардиоваскулярных событий. Трициклические антидепрессанты и ингибиторы моноаминоксидазы больным ССЗ не рекомендуются, ввиду их кардиотоксических эффектов. Показано, что лечение постинфарктной депрессии не только способствует улучшению психоэмоционального состояния больных, но и позитивно влияет на приверженность пациентов к лечению в целом. [5]

На этапе реабилитации проводятся основные психотерапевтические мероприятия, включающие групповые дискуссии, обучение приемам релаксации, индивидуальные психотерапевтические занятия.

На групповых занятиях обсуждаются важные вопросы вторичной профилактики. Информация — это необходимое, но недостаточное условие для активного вовлечения больных в программы реабилитации. Требуются специальные усилия по созданию соответствующей мотивации. Важное значение в этом плане имеет эмоциональная привлекательность занятий. Необходимо, чтобы вся информация, передаваемая больному, воспринималась им как нужная и к тому же эмоционально привлекательная. Сведения должны быть насыщены примерами, близкими и понятными больному.

Читать еще:  Задне нижний инфаркт миокарда

Однако самым важным, ключевым моментом методики, призванным решающим образом повлиять на создание мотивации к активному участию в реабилитации, является групповая дискуссия. Обсуждение проблем, актуальных для всех членов группы, приводит к более адекватному и глубокому пониманию путей их решения, способствует выработке правильных установок и активной позиции, что в конечном счете и создает столь необходимую мотивацию. [6,7]

Проводятся также занятия по аутогенной тренировке, суть которых сводится к овладению пациентами методов самовнушения на фоне психического и мышечного расслабления. Эти занятия позволяют повышать способности человека к саморегуляции психического настроя, состояния и тем самым помогают ему преодолевать трудности, возникшие вследствие болезни.

Индивидуально с врачом психотерапевтом проводятся когнитивно-поведенческие занятия, в ходе которых выявляются и модифицируются дисфункциональные когниции, вызывающие неадекватные или болезненные эмоции. С помощью специальных техник прорабатываются и закрепляются адаптативные реакции, что приводит к снижению симптомов тревоги и депрессии.

По данным исследований когнитивно-поведенческая терапия приводила к снижению частоты сердечных сокращений (ЧСС) и достоверному улучшению показателей ВРС у пациентов с ИБС и тяжелой депрессией. Эти исследования позволяют предполагать положительное влияние проводимой терапии на патофизиологические механизмы, общие для депрессии и ИБС. [8]

  1. Черняева М. С., Петрова М. М., Савченко А.А, Шимохина Н. Ю., Каскаева Д. С., Пронина Е. А., Острый инфаркт миокарда и расстройства аффективного спектра. // Сибирское медицинское обозрение, 2015,№ 3. С. 6–9.
  2. Глушков Р. Г., Андреева Н. И., Алеева Г. Н. Депрессии в общемедицинской практике //РМЖ. 2005. Т. 13. № 12. С. 858–60.)
  3. Крюков Н. Н., Николаевский Е. Н., Поляков В. П., Ишемическая болезнь сердца. Самара, 2010, глава 8.
  4. Артюхова М. Г., Депрессия и тревога у кардиологических больных //РМЖ.2008. № 12. С. 1724
  5. Национальные рекомендации по кардиоваскулярной профилактике. 2011.
  6. Николаева Л. Ф., Зайцев В. П. Школа для больных инфарктом миокарда// М., 1988. С.5–15.
  7. Николаева Л. Ф., Аронов Д. М. Реабилитация больных ишемической болезнью сердца. М., Медицина. 1988. 288 с.
  8. Васюк Ю. А., Лебедев А. В., Депрессия, тревога и инфаркт миокарда: все только начинается, часть 2 // Рациональная фармакотерапия в кардиологии, № 4, Т 3,2007
  9. Поликарпов Л. С., Деревянных Е. В., Яскевич Р. А. Влияние препарата феназепама на уровень тревоги и депрессии, показатели сна, нарушение ритма сердца у больных острым инфарктом миокарда // Сибирский медицинский журнал,2012,Т 2,№ 27

Депрессия у больных инфарктом миокарда

Другие исследователи сообщают, что депрессия развивается как результат и осложнение ИМ (Honig А. et al., 2000).

Диагностика депрессии у больных ИМ остается неудовлетворительной, а соответствующая терапия, как правило, вообще не назначается (Guck Т.Р. et al., 2001). Множество исследований продемонстрировало, что депрессия повышает в 2-6 раз уровень смертности у больных ИМ независимо от тяжести поражения сердца, и это воздействие прослеживается в течение не менее 5 лет (Frasure- Smith N. et al., 2000).

Распространенность депрессии у больных ИМ колеблется от 13,6% до 45% и более (Смулевич А.Б., 2003; Mayou R.A. et al., 2000; A?en I. et al., 2003). В проведенном нами исследовании (Качковский М.А., Крюков H.H., 2005) получены аналогичные результаты. Из 416 обследованных больных ИМ (253 мужчины и 163 женщины) в возрасте от 35 до 89 лет депрессия диагностирована у 113 больных ИМ (27%).

Нами были проанализированы некоторые причины развития депрессии у 59 больных ИМ (рисунок 21). Установлено, что у 69,5% обследованных пациентов неблагоприятные психосоциальные факторы предшествовали развитию ИМ. Многие пациенты (34%) связывали свое плохое настроение с одиноким проживанием. У 29% отмечена утрата супруга, ребенка или близкого человека. Немаловажное значение в плане развития депрессивных расстройств имели тяжелые болезни родных, особенно онкологические заболевания, алкоголизм, психическая патология.

Причины развития депрессии у больных ИМ

Таим образом, более чем у половины больных депрессия предшествовала ИМ и могла вызывать или способствовать его развитию. Около половины больных (46%) связывали возникновение депрессии с развитием инфаркта миокарда и его осложнениями. Лишь четвертая часть из них также указывала на влияние вышеперечисленных психосоциальных факторов. 32% пациентов отмечали одновременное воздействие нескольких факторов, вызывающих у них ухудшение настроения. При изучении причин развития депрессии у больных ИМ с помощью факторного анализа выделено 5 наиболее значимых причин.

Наибольшее влияние на развитие депрессии у больных ИМ оказывает снижение качества жизни и функциональных возможностей пациентов. Далее следуют возраст больных и заболевания, которые обычно связывают с возрастной патологией: атеросклероз сосудов головного мозга и артериальная гипертония. Значительное влияние на формирование депрессии оказывает тревога. Четвертая группа причин депрессии у больных ИМ была обусловлена выраженностью сердечной патологии: размером инфаркта миокарда, аритмиями сердца, развитием отека легких. Фактор 5 формирования депрессии у больных ИМ имел связь с тяжестью органических поражений внутренних органов: повторным инфарктом миокарда, инвалидностью пациентов, наличием аневризмы сердца, сахарным диабетом.

Установлено, что у больных с повторным ИМ депрессия развивалась достоверно чаще (р = 0,015).

При этом отношение шансов (ОШ) возникновения депрессии по сравнению с впервые развившимся ИМ составило 1,808 при 95% доверительном интервале 1,145-2,855. Значительное возрастание частоты развития депрессии у больных инфарктом миокарда отмечается у пациентов старших возрастных групп (рисунок 22).

У пациентов до 40 лет клинически значимое снижение настроения выявлено у 27,3% больных ИМ. Высокая частота депрессивных расстройств у больных ИМ молодого возраста, по мнению А.Н. Гладкова и соавт. (2005), объясняется тем, что молодыми людьми угроза инвалидности воспринимается как катастрофа.

Распространенность депрессии у больных инфарктом миокарда различных возрастных групп

В возрастной группе 40-49 лет распространенность депрессии была минимальной и составила 11%. С 60 лет распространенность депрессии у больных ИМ неуклонно растет, достигая у пациентов старше 70 лет 47,8%. В острой стадии ИМ депрессия была диагностирована у 19% мужчин, а у женщин — в 40%, то есть в 2,1 раза чаще (р

Чем опасна депрессия после инфаркта: влияние на реабилитацию

Если артерия, которая обеспечивает кровью определенную область сердечной мышцы, блокируется на относительно долгое время, возникает инфаркт. Это тяжелое состояние, связанное с ишемией и некрозом части миокарда — мышцы, которая активно сокращается и перекачивает кровь по телу. Если пострадала небольшая зона, гибель участка миокарда не приводит к смерти, но существенно влияет на здоровье и последующую жизнь пациента. Ему требуется длительная реабилитация, чтобы максимально восстановиться после инфаркта, но серьезной проблемой может стать развитие депрессии. Нарушение психического состояния может осложнять процесс восстановления и даже создает угрозу повторного приступа в ближайшее время.

Закупорка артерий и ее последствия

Миокард — это функционально-активная часть сердца, непрерывно сокращающаяся в строго заданном ритме, чтобы обеспечивать кровоснабжение всех тканей и органов. Для постоянной активности миокарду нужно много кислорода и глюкозы, чтобы получать энергию для работы. Поэтому сердце имеет свою систему кровообращения — сеть коронарных артерий, питающих орган. Наряду с другими сосудами тела, коронарные артерии также страдают от атеросклероза, в них образуются бляшки, частично сужающие просвет, из-за чего ухудшается кровоснабжение.

Если же артерия полностью блокируется, определенный участок миокарда остается совсем без кислорода и питания, из-за чего формируется некроз тканей. К счастью, инфаркт не всегда убивает. Быстрое лечение, такое как процедура стентирования (пораженная артерия раскрывается за счет стента) или шунтирование (обходные пути для крови в области пораженной артерии), могут ограничить зону повреждения. В этом случае инфаркт будет не таким обширным, что делает прогноз более благоприятным.

Чем опасен инфаркт?

Развитие инфаркта может снизить способность сердечной мышцы человека накачивать достаточный объем крови в аорту, приводит к серьезным нарушениям в состоянии здоровья из-за нарушений кровообращения и оказывает глубокое влияние на психическое состояние человека. Пациенты, перенесшие инфаркт миокарда, отмечают, что перестали чувствовать себя неуязвимыми и полными сил, у них возникает страх смерти. Так, вполне реальная угроза смерти может побудить человека провести необходимые изменения в образе жизни — отказаться от курения, заняться спортом и пересмотреть свой привычный рацион, чтобы снизить вес. Но инфаркт — это еще и серьезный психологический стресс, потрясение, и для того, чтобы встать на путь выздоровления, нужно говорить о бодрости духа и особом настрое. К сожалению, у части пациентов после перенесенного инфаркта развивается депрессия, которая может существенно осложнить процесс реабилитации.

Почему формируется депрессия?

Для многих пациентов существенные ограничения в жизни перенесенного инфаркта и угроза его повторения становятся сильным психотравмирующим событием, что приводит к повышению уровня тревожности, негативным эмоциям и депрессии. По данным статистики, уровень депрессии после перенесенного инфаркта очень высок и составляет от 20 до 40%.

Точную причину этого явления психиатры определить не могут, были высказаны предположения, что это реакция психики на очень опасное для жизни осложнение. Сроки наступления различны, но характерно то, что без лечения депрессия может продолжаться в течение многих месяцев или даже лет после инфаркта, негативно влияя на здоровье пациента и повышая риск повторной ишемии. Часть исследователей предполагает, что воспалительные или нейрогормональные изменения, возникающие при инфаркте, также могут быть частью каскада событий, приводящего к развитию депрессии.

Если средняя распространенность депрессии в мире колеблется в пределах 7-8%, то среди людей, перенесших инфаркт миокарда, тяжелая депрессия отмечается в 20-25% случаев, то есть, в три раза чаще.

Проблемы реабилитации пациентов с депрессией

Помимо ухудшения качества жизни, связанного как с самим инфарктом, так и сопровождающими его психическими расстройствами, развитие депрессии может серьезно тормозить выздоровление и процесс реабилитации. Так, депрессивные расстройства снижают вероятность того, что пациент будет принимать предписанные лекарства или вносить рекомендуемые изменения в образ жизни, например, лучше питаться. Из-за этого реабилитация затягивается, повышается риск осложнений, в том числе — повторного ишемического приступа, который может стать летальным.

Люди, которые находятся в постинфарктной депрессии, могут чувствовать себя безнадежно больными и беспомощными, и часто считают, что реабилитация им не поможет. В силу этого они проявляют меньше инициативы, отказываются от приема препаратов и занятий, которые бы помогли их выздоровлению. Кроме того, пациенты, находящиеся в депрессии, нередко едят продукты с высоким содержанием углеводов, чтобы чувствовать себя лучше (заедают стресс), подобные привычки после инфаркта опасны набором лишнего веса и повышением давления, что увеличивает риск повторения трагического сценария. Подобное поведение, безусловно, не поможет реабилитации после инфаркта, а только навредит.

Вы много читаете, и мы это ценим!

Оставьте свой email, чтобы всегда получать важную информацию и сервисы для сохранения вашего здоровья

Состояние здоровья после инфаркта и риски ухудшения состояния

Давно известно, что депрессия негативно влияет на здоровье человека и является одним из факторов риска развития сердечно-сосудистых заболеваний. Пациенты, страдающие неврозами, имеющие повышенную тревожность и признаки депрессии, закономерно отмечают ухудшение состояния соматического здоровья. Часто выявляются аритмия, гипертензия, головная боль, одышка и другие неприятные симптомы. Все это негативно отражается на состоянии сердца и грозит сердечным приступом. Поэтому важны профилактические мероприятия, лечение депрессии, чтобы не допустить опасных осложнений.

Читать еще:  Валидол понижает или повышает пульс

Но если это пациент, уже перенесший инфаркт, у него формирование постинфарктной депрессии в два раза повышает риск рецидива, при этом на 50% выше риск летального исхода при повторном инфаркте. Поэтому забота о собственном психическом здоровье должна быть не менее активной, чем физическая реабилитация. Однако, многие врачи, наблюдающие людей в периоде реабилитации, упускают из вида этот фактор риска, занимаются большей частью только проблемами физического тела, нежели психическим здоровьем.

Одним людям для устранения постинфарктной депрессии достаточно беседы с психотерапевтом и немедикаментозной терапии, чтобы их состояние улучшилось, другим — необходимы медикаменты или комбинация их с психотерапией. Кроме того, важно помочь пациентам как можно скорее вернуться к обычной жизни с минимум ограничений. Собственная беспомощность и целый ряд запретов и ограничений также негативно влияют на психику.

Взгляд на депрессивные и тревожные расстройства у больных, перенесших острый инфаркт миокарда

Дата публикации: 27.04.2016 2016-04-27

Статья просмотрена: 791 раз

Библиографическое описание:

Мелякова И. В., Куташов В. А. Взгляд на депрессивные и тревожные расстройства у больных, перенесших острый инфаркт миокарда // Молодой ученый. — 2016. — №9. — С. 396-398. — URL https://moluch.ru/archive/113/28866/ (дата обращения: 21.01.2020).

Сердечно-сосудистые заболевания являются ведущей причиной смерти населения РФ (вклад в общую смертность составляет 57 %). [1] Депрессивные и тревожные расстройства часто сопутствуют острому инфаркту миокарда, ухудшая его клиническое течение и прогноз, оказывая негативное влияние на показатели социального функционирования и качество жизни больного.

По данным статистики, симптомы депрессивного спектра выявляются у 10–65 % пациентов, госпитализированных с ОИМ, при этом до 22 % из них имеют выраженную депрессию («большую депрессию»). Известно, что депрессивные расстройства, сочетаясь с соматической патологией, могут значительно ухудшить состояние больного. Так, например, смертность больных в течение 6 месяцев после перенесенного инфаркта миокарда у больных с депрессией в 6 раз выше, чем у тех, у которых подобных расстройств не возникало. [2]

Ключевые слова: депрессия, тревога, лечение, острый инфаркт миокарда.

В Российских национальных рекомендациях по кардиоваскулярной профилактике (2011 г.) и в рекомендациях Европейского общества кардиологов по кардиоваскулярной профилактике в клинической практике (2012 г.) депрессия, тревога и другие психосоциальные факторы рассматриваются в качестве независимых ФР развития сердечно-сосудистых заболеваний (ССЗ) атеросклеротического генеза, а их профилактика и коррекция — как неотъемлемая составная часть первичной и вторичной профилактики ССЗ. [2]

Критерии диагностики депрессивного расстройства предусматривают стойкое (не менее 2 недель) снижение настроения или утрату интереса и удовольствия от любых видов деятельности, изменение в повседневной жизни в виде снижения работоспособности и социальной дезадаптации, изменения в соматической сфере. [4]

Особенности депрессивных состояний у кардиологических пациентов:

– амбулаторный уровень расстройств;

– наличие коморбидных депрессивному аффекту расстройств: астении, тревоги, кардиофобий, дереализации, ипохондрии, апатии, астенического аутизма, сенестопатий и алгий и т. д., которые зачастую преобладают в клинической картине;

– анозогнозия своего состояния. Даже пребывая в глубоком депрессивном состоянии, соглашаясь с врачом о подавленности настроения, отсутствии удовольствия от прежних занятий, пациенты не считают, что нуждаются в посторонней помощи или в приеме медикаментов, т. к. не расценивают это как психическое расстройство. Они объясняют все сложившимися обстоятельствами: физическим недомоганием, обострением соматического заболевания, неблагополучной социальной обстановкой. [4]

При этом аффективные нарушения существенно влияют на прогноз заболевания и на смертность. В наши дни можно выделить две группы эффектов- поведенческие и патофизиологические, которые обуславливают связь эмоциональных нарушений и ОИМ. [1]

Поведенческие эффекты. Депрессия и связанные с ней идеомоторные и волевые нарушения становятся серьезной преградой для успешной реабилитации после ОИМ. Показано, что частичное выполнение рекомендаций врача повышает годовую смертность на 44 %, а полное пренебрежение — на 80 %.

При депрессии больные реже соблюдают рекомендации врача по здоровому образу жизни: не придерживаются диеты, не выполняют физические упражнения, не участвуют в постепенном расширении двигательного режима, залеживаются в постели, не отказываются от курения и не корректируют прием алкоголя. Они не регулярно принимают препараты и реже участвуют в мероприятиях по вторичной профилактике.

К патофизиологическим эффектам депрессии, способствующим развитию ОИМ, относят активацию симпато — адреналовой системы с хроническим повышением уровня норадреналина и кортизола, которые запускают каскад патологических реакций, в том числе гиперкоагуляцию, склонность к воспалению, дефицит омега-3 жирных кислот и фолиевой кислоты, склонность к инсулинорезистентности (атерогенная теория ОИМ). К патофизиологическим механизмам относятся и устойчивое повышение частоты сердечных сокращений, увеличение реактивности ЧСС в ответ на повышение нагрузок, склонность к наджелудочковым и желудочковым аритмиям (аритмогенная теория ОИМ). [1]

Установлена прямая зависимость выраженности аффективных расстройств и развития кардиоваскулярных осложнений: ИБС и ОИМ развиваются раньше и последствия их серьезнее при более тяжелых депрессивных состояниях. Уровень смертности у больных ИБС, перенесших ИМ и имеющих депрессию при выписке из стационара, по данным разных исследований в 1,5–6 раз выше, чем у пациентов не имеющих ДП. [5]

Для лечения тревожно — депрессивных состояний используются следующие подходы:

– Комбинация психотерапии и психотропных средств.

Эффективность психотерапии напрямую зависит от сроков ее начала: чем раньше, тем лучше, т. к. помимо личностных особенностей на психологический статус влияют и внешние факторы, такие как реакция родственников на тяжелое заболевание, состояние других пациентов, работа медицинского персонала. Определенное значение в формировании патологических сдвигов у больных имеет неправильное поведение медицинского персонала — необоснованность ограничений, обсуждение при больном неясных вопросов диагностики и лечения, их озабоченные лица.

В этой ситуации адекватность получаемой информации играет решающую роль в правильном понимании ситуации, чтобы в дальнейшем больной стал активным союзником врача в борьбе за здоровье. На первом этапе предпочтительны индивидуальные психотерапевтические беседы с кардиологом (лечащим врачом) или психотерапевтом, хорошо осведомленным в вопросах кардиологии.

Сам факт срочной госпитализации, осознание того, что болезнь представляет угрозу жизни, опыт пребывания в палате интенсивной терапии, случаи резкого ухудшения состояния или смерти других больных усугубляют психический статус больного. В исследовании D. K. Mosreletal показано, что наличие тревоги в пределах 48 ч от момента ОИМ значительно увеличивает вероятность развития кардиоваскулярных осложнений (рецидивов ИМ, фибрилляции желудочков, устойчивой желудочковой тахикардии и смерти) на стационарном этапе наблюдения. Высокий уровень тревоги в течение первой недели после ОИМ ассоциируется с увеличением риска кардиоваскулярной смерти и необходимостью реваскуляризации в течение 31-ого мес наблюдения.

Поэтому в первые 2 -3 недели в случае развития тревожных состояний оправдано добавление в стандартную кардиотропную терапию препарата феназепам в суточной дозе 1 мг. При этом снижается уровень тревоги, улучшаются показатели сна. Отмечено статистически значимое уменьшение как наджелудочковых, так и желудочковых экстрасистол. [9] Добавление препарата феназепам в суточной дозе 1 мг целесообразно в течение 20 дней из-за быстрого развития синдрома зависимости к транквилизаторам бензодиазепинового ряда. [9] В дальнейшем для уменьшения симптомов тревоги перспективно применение небензодиазепиновых транквилизаторов, к которым привыкание не развивается, например, гидроксизина или отечественного препарата афобазола. [5]

При депрессивных и тревожно-депрессивных состояниях препаратами выбора являются антидепрессанты. Антидепрессанты нормализуют патологически измененное гипотимическое (депрессивное) настроение и способствуют редукции когнитивных, двигательных и соматовегетативных проявлений, обусловленных депрессией. В то же время антидепрессанты, помимо собственно антидепрессивного, имеют выраженное противотревожное действие, в связи с чем они эффективны в лечении смешанных тревожно-депрессивных состояний. Для использования в общемедицинской практике рекомендуются антидепрессанты новых поколений, предпочтительно селективные ингибиторы обратного захвата серотонина (СИОЗС). У препаратов этой группы благоприятный кардиальный профиль, они хорошо переносятся и безопасны даже у наиболее уязвимых категорий больных, например, пожилых больных и больных ССЗ. Наибольшая доказательная база по применению антидепрессантов в кардиологической практике накоплена в отношении 2 препаратов из группы СИОЗС — сертралина и циталопрама. Данные рандомизированных клинических исследований свидетельствуют, что сертралин и циталопрам безопасны при назначении больным ИБС и при этом эффективны при лечении депрессий средней тяжести, тяжелых и рекуррентных депрессий. Эти препараты являются препаратами выбора для лечения депрессий после перенесенных ИМ, других кардиоваскулярных событий. Трициклические антидепрессанты и ингибиторы моноаминоксидазы больным ССЗ не рекомендуются, ввиду их кардиотоксических эффектов. Показано, что лечение постинфарктной депрессии не только способствует улучшению психоэмоционального состояния больных, но и позитивно влияет на приверженность пациентов к лечению в целом. [5]

На этапе реабилитации проводятся основные психотерапевтические мероприятия, включающие групповые дискуссии, обучение приемам релаксации, индивидуальные психотерапевтические занятия.

На групповых занятиях обсуждаются важные вопросы вторичной профилактики. Информация — это необходимое, но недостаточное условие для активного вовлечения больных в программы реабилитации. Требуются специальные усилия по созданию соответствующей мотивации. Важное значение в этом плане имеет эмоциональная привлекательность занятий. Необходимо, чтобы вся информация, передаваемая больному, воспринималась им как нужная и к тому же эмоционально привлекательная. Сведения должны быть насыщены примерами, близкими и понятными больному.

Однако самым важным, ключевым моментом методики, призванным решающим образом повлиять на создание мотивации к активному участию в реабилитации, является групповая дискуссия. Обсуждение проблем, актуальных для всех членов группы, приводит к более адекватному и глубокому пониманию путей их решения, способствует выработке правильных установок и активной позиции, что в конечном счете и создает столь необходимую мотивацию. [6,7]

Проводятся также занятия по аутогенной тренировке, суть которых сводится к овладению пациентами методов самовнушения на фоне психического и мышечного расслабления. Эти занятия позволяют повышать способности человека к саморегуляции психического настроя, состояния и тем самым помогают ему преодолевать трудности, возникшие вследствие болезни.

Индивидуально с врачом психотерапевтом проводятся когнитивно-поведенческие занятия, в ходе которых выявляются и модифицируются дисфункциональные когниции, вызывающие неадекватные или болезненные эмоции. С помощью специальных техник прорабатываются и закрепляются адаптативные реакции, что приводит к снижению симптомов тревоги и депрессии.

По данным исследований когнитивно-поведенческая терапия приводила к снижению частоты сердечных сокращений (ЧСС) и достоверному улучшению показателей ВРС у пациентов с ИБС и тяжелой депрессией. Эти исследования позволяют предполагать положительное влияние проводимой терапии на патофизиологические механизмы, общие для депрессии и ИБС. [8]

  1. Черняева М. С., Петрова М. М., Савченко А.А, Шимохина Н. Ю., Каскаева Д. С., Пронина Е. А., Острый инфаркт миокарда и расстройства аффективного спектра. // Сибирское медицинское обозрение, 2015,№ 3. С. 6–9.
  2. Глушков Р. Г., Андреева Н. И., Алеева Г. Н. Депрессии в общемедицинской практике //РМЖ. 2005. Т. 13. № 12. С. 858–60.)
  3. Крюков Н. Н., Николаевский Е. Н., Поляков В. П., Ишемическая болезнь сердца. Самара, 2010, глава 8.
  4. Артюхова М. Г., Депрессия и тревога у кардиологических больных //РМЖ.2008. № 12. С. 1724
  5. Национальные рекомендации по кардиоваскулярной профилактике. 2011.
  6. Николаева Л. Ф., Зайцев В. П. Школа для больных инфарктом миокарда// М., 1988. С.5–15.
  7. Николаева Л. Ф., Аронов Д. М. Реабилитация больных ишемической болезнью сердца. М., Медицина. 1988. 288 с.
  8. Васюк Ю. А., Лебедев А. В., Депрессия, тревога и инфаркт миокарда: все только начинается, часть 2 // Рациональная фармакотерапия в кардиологии, № 4, Т 3,2007
  9. Поликарпов Л. С., Деревянных Е. В., Яскевич Р. А. Влияние препарата феназепама на уровень тревоги и депрессии, показатели сна, нарушение ритма сердца у больных острым инфарктом миокарда // Сибирский медицинский журнал,2012,Т 2,№ 27
Читать еще:  Если болит в области сердца и отдает в спину

6 способов умереть от инфаркта. Ошибки пациентов и врачей

Почему умирают от инфаркта те, кого спасла «скорая» и хирурги сосудистых центров

От инфаркта миокарда в России умирает 5 тысяч человек в месяц — или 7 человек в час. В год сердечно-сосудистые заболевания уносят почти 1 млн жизней наших соотечественников. Каждый пятый пациент, перенесший инфаркт миокарда, рискует вновь столкнуться с инфарктом или инсультом и даже умереть из-за сердечно-сосудистых осложнений в течение последующих трех лет. Что мешает предотвращать повторные инфаркты? Что зависит от врачей, а что — от самих пациентов?

При инфаркте миокарда сосуд, снабжающий сердце кровью, перекрывается тромбом, из-за чего происходит гибель клеток сердечной мышцы. Если быстро не восстановить кровоток, возникает угроза жизни — происходит нарушение сердечного ритма, острая сердечная недостаточность, возможен летальный исход.

Можно ли снизить смертность от инфаркта? Да, считает Мария Генриховна Глезер, доктор медицинских наук, профессор кафедры профилактической неотложной кардиологии Первого государственного медицинского университета им. Сеченова, главный внештатный кардиолог Московской области, — и приводит цифры. Коэффициент смертности от ишемической болезни сердца (именно ее следствием становится инфаркт миокарда) в Российской Федерации в целом — 72, а в Москве — 36, так как более информировано население и более доступна медицинская помощь. А появление сосудистых центров в Московской области позволило снизить больничную смертность от острого инфаркта на 60%.

Это говорит о том, что инфаркт миокарда поддается лечению, а повторные инфаркты можно предотвращать. Какие же роковые ошибки совершают пациенты с сердечно-сосудистыми заболеваниями, а в чем недорабатывает система здравоохранения?

Не звонят в «скорую», не обращаются к врачу

К сожалению, при симптомах инфаркта миокарда — боль за грудиной, затрудненное дыхание, холодный пот — пациенты не спешат звонить в «скорую помощь», ждут, когда боль «сама рассосется». Очень часто тяжесть за грудиной списывают на отравление, остеохондроз, перемену погоды. В результате 40-50% перенесших инфаркт умирают на дому, так и не обратившись за медицинской помощью.

«При любых симптомах, позволяющих заподозрить развитие острого коронарного синдрома, важно без промедления вызвать „скорую“, чтобы как можно раньше начать оказывать пациенту первую помощь, — говорит Симон Теймуразович Мацкеплишвили, доктор медицинских наук, член-корреспондент РАН, профессор, заместитель директора по научной работе медицинского научно-образовательного центра МГУ им. Ломоносова. — При своевременной доставке пациента в стационар большинство жизнеугрожающих последствий этого состояния можно предотвратить».

Скорая не успевает или не везет пациента в сосудистый центр

Самый современный способ лечения инфаркта миокарда — восстановление нарушенного кровотока с помощью стентирования, но сделать это можно только в первые несколько часов после сосудистой катастрофы и в условиях специализированной больницы, лучше всего — сосудистого центра.

— Врачи, пациенты и те, кто с ними рядом, должны понимать, что в случае инфаркта счет идет буквально на минуты, — поясняет Мария Глезер. — По новым стандартам «скорая» должна приехать на вызов за 20 минут, станции «скорой помощи» расположены так, чтобы это было возможно. И если можно достичь первичного сосудистого центра за 120 минут, они должны везти пациента именно туда.

Пациент выписывается из стационара и меняет назначенное лечение

Если все складывается благополучно, пациент попадает в сосудистый центр, где ему проводят процедуру коронарного вмешательства: ставят стент в поврежденный сосуд и восстанавливают кровоток. После лечения в стационаре пациент получает назначения — и отправляется под наблюдение своей районной поликлиники. Где очень часто ему меняют назначенное лечение.

Иногда это происходит по инициативе пациента.

— Пациенты сегодня не те, что были 20-30 лет назад, — делится наблюдениями Симон Мацкеплишвили. — Они приходят, уже прочитав все о своем диагнозе, заранее знают, какие у них будут осложнения, побочные эффекты от препаратов, которые мы им назначаем, и начинают выбирать: «Я не хочу принимать такой-то препарат, хочу вот этот».

Замена дорогого препарата более дешевым или бесплатным — из ограниченного набора, существующего в поликлинике, — тоже очень частое явление. Иногда к такому решению подталкивает врач поликлиники, иногда — сотрудник аптеки.

— В идеале пациенты должны продолжать лечиться там же, где их начинали лечить, — уверен доктор Мацкеплишвили. — При всех больницах для этого существуют консультативно-диагностические центры, попасть туда можно по полису ОМС. У нас есть все возможности сохранить пациенту жизнь в остром периоде и избежать необходимости повторной госпитализации — но только при преемственности лечения и выполнении наших назначений.

Пациент выписывается из больницы, чувствует себя здоровым и перестает принимать препараты

Еще 10-15 лет назад перенесенный инфаркт миокарда почти всегда заканчивался потерей трудоспособности и инвалидностью. Сегодня возможности медицины и фармакологии позволяют вернуть человека после инфаркта к полноценной жизни. Но при одном условии — приеме лекарств и соблюдении образа жизни, предписанного врачом. А этого зачастую и не происходит.

— Сейчас так хорошо лечат инфаркт миокарда, что для многих пациентов он протекает незаметно, — сетует Алексей Дмитриевич Эрлих, доктор медицинских наук, старший научный сотрудник лаборатории кардиологии Федерального научно-клинического центра физико-химической медицины ФМБА, заведующий отделением реанимации, интенсивной терапии государственной клинической больницы № 29 города Москвы. — Что-то поболело, привезли в больницу, сделали операцию, вставили проволочки в сосуд, через пять дней выписали. Можно идти на работу.

— Важно, чтобы пациенты понимали: инфаркт миокарда — это непрерывно протекающий процесс, — продолжает Алексей Дмитриевич. — Он начался до самого события инфаркта и, к сожалению, продолжается после него.

Инфаркт миокарда связан с двумя процессами, которые происходят в сердце — атеросклерозом и тромбозом. Ростом атеросклеротических бляшек и образованием тромбов на этих бляшках.

Процесс атеросклероза замедляют препараты, известные как статины. Существует множество мифов об их плохой переносимости, однако в современных условиях всегда возможно подобрать препарат этой группы, который подойдет пациенту.

— Есть пациенты, у которых статины неэффективны — из-за определенных генетических нарушений, — объясняет Симон Мацкеплишвили. — Есть пациенты, которым препараты этой группы противопоказаны — например, при циррозе печени. И тех и других вместе не больше 5%, и для них у нас есть свои способы снижения холестерина. Для всех остальных польза от приема статинов значительно превышает возможный вред, который, к сожалению, существует при приеме любых лекарств.

Все пациенты с диагнозом ишемическая болезнь сердца должны принимать статины независимо от уровня холестерина. От того, высокий или низкий холестерин, зависит доза, но никак не факт приема препаратов.

Прием препаратов для предотвращения тромбоза врачи называют двойной антитромбоцитарной терапией. Она предотвращает склеивание тромбоцитов и образование тромбов даже на маленьких повреждениях атеросклеротических бляшек. Эти лекарства также необходимо принимать постоянно как минимум на протяжении года и далее по рекомендации врача, часто пожизненно.

Почему же пациенты часто прекращают прием этих необходимых препаратов, подвергая свою жизнь риску?

— Все дело в том, что лекарства, которые мы назначаем пациентам после инфаркта, действуют незаметно, — поясняет Алексей Эрлих. — Если болит голова, человек принял обезболивающую таблетку — эффект налицо. Или высокое давление: он принимает лекарство — давление нормализуется. А как действует таблетка, влияющая на свертываемость крови? Пациент не видит. Как действует таблетка, уменьшающая холестерин, пациент тоже не чувствует. Но он должен твердо знать, что это обязательная процедура — принимать таблетки, как чистить зубы по утрам.

— При общении с пациентами мне часто помогает такая аналогия, — продолжает Алексей Дмитриевич. — Если пациент спрашивает, можно ли перестать принимать статины, когда показатели холестерина пришли в норму, я говорю примерно следующее.

«Представьте себе, что вы живете в доме. Замечательный дом, прекрасная обстановка. Но в доме прохудилась крыша, и вас начинает заливать дождь. Дождь идет, все портится, вы стоите по колено в воде. Вы вызываете мастера, он ставит на крыше заплатку. В комнате опять сухо, жизнь налазидась. Что вы теперь будете делать? Снимать заплатку?».

Пациент говорит: «Нет. Я что, дурак?»

«Тогда почему прекращаете прием лекарств? Лекарство — заплатка на вашем здоровье. Раз вы добились с помощью лекарств хорошего эффекта, значит, эти лекарства действуют, и нужно продолжать их принимать». Это касается любых лекарств, которые мы назначаем, а часто мы назначаем лекарства на очень долгое время, практически пожизненно.

Если пациенту поставили стент.

. прием лекарств для него — это жизненная необходимость. Установка стента предполагает обязательный прием препаратов двойной антитромбоцитарной терапии.

— Если мы поставили стент, а пациент по каким-то своим соображениям перестал принимать препараты — это стопроцентная гибель больного! — подчеркивает Мария Глезер. — Пациент часто думает: «Мне поставили стент, у меня теперь кровь будет течь как по трубе». Да, кровь будет течь как по трубе. Но труба должна быть открыта. Если она закроется, все закончится очень плохо. А «держат трубу открытой» как раз препараты, разжижающие кровь.

Доктор Глезер убеждена: еще до того, как пациенту будет проведено вмешательство с установкой стента, необходимо сообщить ему о необходимости приема препаратов двойной антитромбоцитарной терапии. Если по каким-то причинам пациент не готов к этому, имеет смысл выбирать другие методы лечения.

Врач не объясняет пациенту важность приема лекарств, не договаривается с ним

— Врач, который ведет пациента после инфаркта, не может ограничиться лишь назначением тех или иных лекарств, — считает Симон Мацкеплишвили. — Необходимо доступно объяснить, для чего даем препараты, разжижающие кровь, снижающие холестерин. Если пациент понял важность приема этих препаратов — он будет их принимать, даже несмотря на свое нормальное самочувствие.

— Вопрос лечения — это не вопрос назначения врачом препаратов и беспрекословного соблюдения пациентом этих рекомендаций, — добавляет Алексей Эрлих. — Это вопрос договоренности — и этого-то как раз многие врачи и пациенты не умеют.

Вот пример. Мы говорим пациенту, что после инфаркта необходимы физические нагрузки и он должен ходить 10 км в день. Он возражает: я могу ходить только 5 км в день. Хорошо, говорим мы, давайте добавим плавание два раза в неделю — как вы к этому относитесь?

Если пациент говорит, что не может пить такое количество таблеток — мы начинаем комбинировать, искать препараты, где в одной таблетке два или даже три, четыре лекарства.

В свою очередь задача пациента — найти своего врача, такого, которого он сможет расспросить, если не понял (а не искать ответ в интернете), которому сможет позвонить, если возникнут новые вопросы, которому он будет верить и которого будет слушаться.

Сегодня в российском здравоохранении достигнуто многое для спасения жизни и сохранения здоровья больных с острым коронарным синдромом: увеличилось количество региональных сосудистых центров, растет число коронарных вмешательств при ОКС, внедрены препараты, позволяющие предотвращать образование тромбов. Дело за пациентами и их лечащими врачами, которые пока не успевают за технологиями — не понимают необходимости приема лекарств, пренебрегают мерами профилактики сердечно-сосудистых заболеваний. Воспринимать новую информацию и менять свою картину мира всегда сложно — но в случае с инфарктом миокарда это может стоить жизни.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector